среда, 29 марта 2017 г.

Первая российская индустриализация: Голландцы в Московии XVII века

 

Первая российская индустриализация: Голландцы в Московии XVII века

 

голландцы-1

В 1620-х голландские купцы получили фактически монополию на вывоз российского сырья (хлеба, поташа и леса). А в 1630-х они стали строить металлургические заводы в Московии — экспорт пушек им приносил до 500% прибыли. В Московию начали стекаться европейские мастера. Глядя на голландцев сверхприбыльные домны и предприятия по выработке поташа завели и бояре. Страна вестернизировалась. Голландцы сформировали и «московский характер» — жадный и готовый на всё ради денег.

Успехи голландских купцов в XVII веке вызывали зависть и стремление к подражанию — по Европе стала распространяться волна модернизации по голландскому образцу. Каждое государство стремилось завести свой флот и вступить в торговлю с дальними странами — и, конечно, без голландских посредников. В 1651 году Англия запретила ввоз в страну товаров на голландских судах, затем этому примеру последовала Франция. Министр Людовика XIV Жан-Батист Кольбер осуществил масштабную модернизацию французской промышленности по голландскому образцу и создал французский флот. По примеру голландцев создавались купеческие компании, которые строили мануфактуры и осваивали новые сферы предпринимательской деятельности.

Распространяясь по Европе, волна модернизации по голландскому образцу достигла Пруссии и Австрии — здесь тоже строили мануфактуры и пытались создать свой флот. Далее наступила очередь России. Голландская торговая интервенция в России началась сразу после Смуты, когда для торговли открылись пути в глубь страны. В 1618 году в Архангельск пришли 30 голландских кораблей, а в 1630 — уже около 100.
 
В России голландцы закупали кожи, сало, меха, пеньку, поташ (продукт переработки золы, который использовали в производстве стекла и мыла). Однако больше всего купцов интересовало зерно, цены на которое в России тогда были в 15-20 раз ниже, чем в Европе, и торговля зерном давала до 1000 % прибыли. По русским законам зерно можно было покупать только у государства, но голландцы давали взятки местным властям и скупали зерно у населения — к примеру, в 1629 году в Вологде при досмотре было обнаружено 11 тайных складов, устроенных для голландских купцов. В 1630 году голландцы официально добились права проезжать от Архангельска в центральные районы и торговать в русских городах.

голландцы-2

Лишь немногие страны предоставляли иностранцам столь благоприятные условия для торговли — к примеру, в Польше голландцев не пускали дальше границы. Московское же правительство ценило голландских купцов потому, что они поставляли в Россию оружие, мушкеты и пушки, без которых не могло обойтись русское войско.

Голландская торговая интервенция охватила всю Россию: почти в любом городе можно было встретить голландцев или их агентов, закупающих русские товары. Обороты торговли быстро росли; к середине XVII века стоимость товаров, ежегодно вывозимых из Архангельска, достигла 1,2 млн. рублей, или 6,2 млн. ливров. Это была весьма значительная сумма; для сравнения можно отметить, что стоимость французского экспорта, до реформ Кольбера осуществлявшегося (так же, как в России) на голландских судах, составляла около 16 млн. ливров. Учитывая, что население Франции было в три раза больше, чем население России, и что Франция расположена намного ближе к Голландии, видно, что голландская торговая интервенция в России приобрела огромные.

Около 1630 года в Россию приехал богатый голландский купец Андрей Виниус, который поначалу, как и другие купцы, занимался скупкой хлеба, — в иной год он закупал до 100 тысяч пудов. В 1631 году он получил право свободного торга по всей Московии.

В 1632 году Виниус обратился к царю с предложением: он просил разрешения построить в Туле доменный завод для отливки пушек «по иностранному способу из чугуна». Идея Виниуса была проста: он собирался выручить хорошие деньги на казённых заказах, а остальные пушки вывозить за границу. Шведские чугунные пушки стоили в России 1,5 рубля за пуд, Виниус же предлагал поставлять их по 60 копеек за пуд, а действительная себестоимость была10 копеек. Для русского правительства это было чрезвычайно выгодное предложение: голландцы сами обещали построить домны, привезти мастеров, раскрыть все секреты, научить русских литейному делу и снабдить русское войско пушками

Андрей_Виниус
(Андрей Виниус)

К 1637 году Виниус построил в районе Тулы четыре завода; однако строительство требовало больших затрат, и голландский предприниматель был вынужден взять в компаньоны двух других купцов, Петра Марселиса и Телемана Акему. Через некоторое время компаньоны рассорились, не поделив прибыль. В конечном счете Марселис и Акема выкупили у Виниуса его дело. Виниус всё же не остался внакладе, вернувшись к торговле хлебом и пенькой. Царь наделил его титулом: «Его царского величества Российского государя комиссар».

Марселис и Акема расширили предприятие Виниуса, и к 1660 году в России было уже семь голландских заводов, которые могли выпускать сотни пушек в год. Биограф Марселиса писал: «Значение их в истории русской промышленности чрезвычайно велико: они были представителями капитала в тогдашнем русском обществе, жившем ещё в сфере натурального хозяйства».

В итоге голландские капиталисты создали русскую металлургическую промышленность и обеспечили русскую армию современной артиллерией. Это был очевидный успех политики привлечения иностранных инвестиций; в 1646 году в Голландию было вывезено 600, а в 1647 году — 340 пушек. В 1668 году Марселис докладывал в посольский приказ, что «литых пушек мочно сделать, сколько надобно», ядра и гранаты изготовляли на тульских заводах десятками тысяч. Хуже было с мушкетами, их делали мало (не хватало голландских и прусских мастеров), и приходилось закупать огромные партии мушкетов в Голландии и Швеции.

Иностранные купцы строили в России не только пушечные заводы. Голландец Демулин построил канатную фабрику в Холмогорах, Фимбрант завёл производство по выделке кож, Коет создал стекольное и поташное производства. В лесной России выжиг золы и поташа был чрезвычайно выгодным делом, привлекавшим многих предпринимателей. В 1644 году полковник Краферт получил разрешение организовать производство поташа в Муромских лесах. В Муромском и Арзамасском уездах располагались вотчины многих московских вельмож, и по примеру Краферта московские бояре тоже стали выжигать поташ и продавать его голландцам. Почувствовав вкус огромных денег, некоторые представители знати были буквально охвачены лихорадкой предпринимательства. Бояре Б.Морозов и Я.Черкасский с начала 1640-х скупали лесные земли Арзамасского уезда и заводили будные станы для производства поташа. Морозов занимался и другими прибыльными делами: одно время он был компаньоном Виниуса, и по его примеру выписал из-за границы мастеров и основал небольшой доменный завод.

голландцы-пушка

Кроме индустриальной революции совершённой голландцами в Московии, их деятельность принесла и другие результаты, среди которых главным была вестернизация российской знати.

Ещё в 1628 году русским было запрещено наниматься на службу к «еретикам», чтобы «не повредили душу». Торговые сделки должны были совершаться в лавках, нельзя было заходить в дома к «еретикам» и дружить с ними. Священникам было категорически запрещено разговаривать с иноземцами. Но все эти указы плохо выполнялись: «еретики» платили московитским компаньонам и их слугам хорошие деньги.

В итоге часть русской знати и купечества увлеклась примером голландцев: эти русские «западники» занимались предпринимательством и подражали иноземцам в быту, украшали свои дома картинами, покупали часы и музыкальные инструменты. Некоторые учили иностранные языки, к примеру, известный купец Петр Микляев испросил разрешение, чтобы его сын учился немецкому и латыни. Вопреки православной традиции многие подстригали или брили бороды. Пример подражания голландским вкусам подавал даже двоюродный брат царя — Никита Иванович Романов: в его доме постоянно играли немецкие музыканты, он одевался сам и одевал свою свиту в европейское платье.

Голландская индустрилизация «выплавила» и московский характер, который существует до сих пор, резко отличаясь от российского менталитета.

Городов в Московии XVII века было мало, единственным крупным городом, средоточием купеческого населения, была Москва. Торговля определяет нравы независимо от страны и от религии, и в своем стремлении к наживе московские купцы постепенно стали мало отличаться от голландских. «Как только они начинают клясться и божиться, знай, что тут кроется коварство, ибо клянутся они с намерением обмануть», — писал о московских купцах Сигизмунд Герберштейн.

голландцы-чертёж
(Чертёж Павловского железоделательного завода с водяным двигателем. XVII век)

Олеарий рассказывал анекдотическую историю, как московские купцы, которых один голландец «надул» на огромную сумму, упрашивали его вступить в их товарищество и научить своему «искусству» — и Коллинс свидетельствует, что действительно с тех пор, как москвичи стали вести дело с голландцами, они усовершенствовались в обманах. Наблюдательные иностранцы не могли не заметить, что москвичи не похожи на других русских. «Народ в Москве гораздо хитрее и лукавее всех прочих — свидетельствовал Герберштейн, — они и сами прекрасно знают об этом обстоятельстве, а потому всякий раз, когда обращаются с иноземцами, притворяются, будто они не московиты». Точно так же и хронист Рейтенфельс писал, что москвичи считаются намного более хитрыми, чем жители провинции.

ИСТОЧНИК... 

понедельник, 27 марта 2017 г.

Какими были драгоценности и украшения в 12 - нач.13 вв.? Клад из Старой Рязани.

 

Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века.

Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века.
Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века из основного собрания Оружейной палаты http://armoury-chamber.kreml.ru/exposure/view/vitrina..
 


К числу уникальных памятников ювелирного дела домонгольской Руси принадлежат предметы, найденные в 1822 году крестьянами на месте Старой Рязани, города, полностью разрушенного монголо-татарами в 1237 году.

Кладов, подобных Рязанскому, больше не находили ни в одном городе Древней Руси. В его состав входят разнообразные украшения: колты, бармы, кольца, серьги, браслет и ряд других предметов. Все они выполнены из золота, украшены драгоценными камнями и великолепным кружевом скани. Изображения святых выполнены в технике перегородчатой эмали – вершины ювелирного искусства домонгольской Руси.

Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века.
Подвеска (сионец).
Россия, Рязань (?), XII- начало XIII вв.
Золото.
Скань, чеканка, зернь, эмаль.
Высота 4 см. Ширина 2,3 см. Длина 2,3 см.


Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века.
Браслет.
Россия, Рязань (?), конец XII-начало XIII вв.
Золото.
Скань, чеканка.
Диаметр 6,3 см. Ширина 2,1 см.


Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века.
Бармы.
Рязань (?), XII – начало XIII в.
Золото, драгоценные камни, жемчуг; перегородчатая эмаль, скань, зернь.
Диаметр блях 8 см.


Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века.
Височные кольца.
Киевская Русь, XII в.
Золото.
Скань, чеканка, зернь
Размер 5.6 х 4.8 см.


Рязанский клад — драгоценности XII и XIII века.
Ожереье.
Россия, Рязань (?).
Конец XII-начало XIII вв.
Золото, камни, стекло, жемчуг.
Скань, чеканка, зернь.
Диаметр блях 9 см.



 ИСТОЧНИК...

суббота, 25 марта 2017 г.

Американские будни советской актрисы: как сложилась судьба Елены Соловей в эмиграции?

 

Американские будни русской актрисы: как сложилась судьба Елены Соловей в эмиграции

 

Американские будни русской актрисы: как сложилась судьба Елены Соловей в эмиграции
Елена Соловей в фильме *Раба любви*, 1975 | Фото: kino-teatr.net

 
После съемок в трех фильмах Никиты Михалкова Елена Соловей стала одной из самых популярных и востребованных актрис в СССР 1970-1980-х гг. Поэтому для многих стало полной неожиданностью, когда в 1991 г. она вместе с мужем эмигрировала в США. Несмотря на то, что о продолжении кинокарьеры там не могло быть и речи, Елена Соловей ни разу не пожалела о своем выборе и нашла себе занятие по душе.

 
Елена Соловей в фильме *Цветы запоздалые*, 1969 | Фото: kino-teatr.ru
Елена Соловей в фильме *Цветы запоздалые*, 1969 | Фото: kino-teatr.ru

 
Кадр из фильма *Король-олень*, 1969 | Фото: kino-teatr.ru
Кадр из фильма *Король-олень*, 1969 | Фото: kino-teatr.ru

 
Елена Соловей в фильме *Дети Ванюшина*, 1973 | Фото: golbis.com
Елена Соловей в фильме *Дети Ванюшина*, 1973 | Фото: golbis.com

Ее триумфом в кино стала роль в фильме Никиты Михалкова «Раба любви» (1975). Она была настолько убедительной в роли экзальтированной, немного «не от мира сего», актрисы, что многие до сих пор ассоциируют и отождествляют ее именно с этой героиней. Хотя «рабой любви» она была только в том случае, когда, выбирая между семьей и карьерой, отдала предпочтение первой, что в актерской среде случается крайне редко. 
 
Елена Соловей | Фото: kino-teatr.ru
Елена Соловей | Фото: kino-teatr.ru

 
Русская актриса, эмигрировавшая в США | Фото: kino-teatr.ru
Русская актриса, эмигрировавшая в США | Фото: kino-teatr.ru

Первый раз Елена Соловей принесла в жертву любви профессиональные перспективы еще в 1970 г., когда после окончания ВГИКа ее пригласили в труппу Малого театра. Но она вышла замуж и неожиданно для всех приняла решение переехать к мужу в Ленинград. С тех пор они не расставались. Ей удавалось совмещать работу и рождение и воспитание детей. Муж ездил вместе с ней на съемки и помогал с детьми.
 
Елена Соловей в фильме *Король-олень*, 1969 | Фото: kino-teatr.ru
Елена Соловей в фильме *Король-олень*, 1969 | Фото: kino-teatr.ru

 
Кадр из фильма *Семь невест ефрейтора Збруева*, 1970 | Фото: kino-teatr.ru
Кадр из фильма *Семь невест ефрейтора Збруева*, 1970 | Фото: kino-teatr.ru

Самыми известными ее работами были роли в фильмах «Дети Ванюшина», «Семь невест ефрейтора Збруева», «Вам и не снилось…», «Ищите женщину», а всесоюзную популярность ей принесли фильмы Михалкова «Раба любви», «Неоконченная пьеса для механического пианино» и «Несколько дней из жизни И. И. Обломова». В конце 1980-х гг. предложений было все меньше, и в 1991 г. они с мужем решили уехать в США. Свои мотивы она объясняла так: «Я уезжала из страны по одной причине – не видела в России будущего для своих детей. И ни разу не пожалела. Раз моим детям, а теперь уже и внукам хорошо в Америке, то почему должно быть плохо мне? Нет, ностальгии не было. Была тоска по людям, с которыми оказалась на разных берегах океана».
 
Народная артистка РСФСР Елена Соловей | Фото: kino-teatr.ru
Народная артистка РСФСР Елена Соловей | Фото: kino-teatr.ru

 
Елена Соловей в фильме *Раба любви*, 1975 | Фото: kino-teatr.ru
Елена Соловей в фильме *Раба любви*, 1975 | Фото: kino-teatr.ru

Ее муж, художник Юрий Пугач, нашел работу в США почти сразу. Сначала он работал художником-дизайнером в ювелирной лавке, а затем устроился в художественную галерею. Елена Соловей не испытывала иллюзий по поводу покорения Голливуда – таких планов она не строила изначально. Актриса занялась домом и детьми и стала называть себя американской домохозяйкой. Но без дела она долго не оставалась.
 
Елена Соловей в фильме *Раба любви*, 1975 | Фото: kinootziv.com
Елена Соловей в фильме *Раба любви*, 1975 | Фото: kinootziv.com

 
Кадр из фильма *Раба любви*, 1975 | Фото: kino-teatr.ru
Кадр из фильма *Раба любви*, 1975 | Фото: kino-teatr.ru

Вскоре актриса устроилась работать на русскоязычное радио в Нью-Джерси – читала отрывки из произведений русских классиков, играла в театре Александра Журбина. А позже исполнила несколько эпизодических ролей в фильмах американского режиссера русского происхождения Джеймса Грея. В США нашлось и занятие по душе – Елена Соловей преподавала в театральной студии для детей выходцев из России.
 
Елена Соловей в фильме *Неоконченная пьеса для механического пианино*, 1976 | Фото: world-art.ru
Елена Соловей в фильме *Неоконченная пьеса для механического пианино*, 1976 | Фото: world-art.ru

 
Елена Соловей в фильме *Открытая книга*, 1977, 1979 | Фото: kino-teatr.ru
Елена Соловей в фильме *Открытая книга*, 1977, 1979 | Фото: kino-teatr.ru

 
Кадр из фильма *Несколько дней из жизни И. И. Обломова*, 1979 | Фото: soub.ru
Кадр из фильма *Несколько дней из жизни И. И. Обломова*, 1979 | Фото: soub.ru

На вопросы о том, не жалеет ли она о своем выборе, актриса отвечает однозначно: «Я довольна – иначе я бы там не жила. Я живу чувствами и ощущениями, для меня важна моя семья. Не совсем понимаю, когда говорят: она женщина – мать, посвятила свою жизнь детям. Я никому ничего не посвящала, это моя жизнь и мой мир. Я могла бы не стать актрисой, но и в этом случае все равно была бы счастлива, если бы счастливы были мои дети, мой муж и все бы было в порядке. Мне бы этого было достаточно. Я очень уважаю женщин, которые умеют делать карьеру, хотя сама не умею. В Америке у меня не было каких-то амбиций. Но когда несколько лет назад у меня взяли интервью и спросили, зовут ли меня сниматься в Голливуд, я ответила – нет, там я никому не нужна, поэтому и не зовут. В США я просто живу».
 
Кадр из фильма *Вам и не снилось…*, 1980 | Фото: kino-teatr.ru
Кадр из фильма *Вам и не снилось…*, 1980 | Фото: kino-teatr.ru

 
Елена Соловей в фильме *Ищите женщину*, 1982 | Фото: kino-teatr.ru
Елена Соловей в фильме *Ищите женщину*, 1982 | Фото: kino-teatr.ru

 
Кадр из фильма *Друг*, 1987 | Фото: kino-teatr.ru
Кадр из фильма *Друг*, 1987 | Фото: kino-teatr.ru

Сейчас актрисе 70 лет и она считает, что использовала все шансы, которые ей выпадали: успешно реализовалась и в карьере, и в личной жизни. 
 
Русская актриса, эмигрировавшая в США | Фото: golbis.com и liveinternet.ru
Русская актриса, эмигрировавшая в США | Фото: golbis.com и liveinternet.ru

 
Народная артистка РСФСР Елена Соловей | Фото: runyweb.com
Народная артистка РСФСР Елена Соловей | Фото: runyweb.com



ИСТОЧНИК...

 

пятница, 24 марта 2017 г.

Знаковые эпизоды правления Никиты Хрущева!

 

5 Самых знаковых эпизодов, правления Никиты Хрущева

 

5 Самых знаковых эпизодов, правления Никиты Хрущева


Период правления Хрущева историками и политиками оценивается неоднозначно. Тем не менее, в годы «хрущевской оттепели» произошло много памятных и судьбоносных для нашей страны событий. Выделим главные.


Передача Крыма Украине

Одно из самых спорных и широко обсуждаемых событий хрущевской эпохи произошло 19 февраля 1954 года, когда указом Президиума Верховного Совета СССР Крымская область из состава РСФСР была передана Украинской ССР.

Передачу Крыма Украине принято называть личной инициативой Хрущева, что доподлинно установить сложно. Ясно одно – высшее руководство СССР практически единодушно поддержало эту идею. К примеру, членом Президиума Отто Куусиненом на памятном заседании были произнесены следующие слова: «Только в нашей стране возможно, чтобы такой великий народ, как русский, без всяких колебаний великодушно передал другому братскому народу одну из своих областей».

Разумеется, волеизъявление населения Крыма не учитывалось, так как отсутствовало само понятие «референдум». Но известно, что Первый секретарь Крымского обкома КПСС Павел Титов возражал против передачи полуострова Украинской ССР, за что был смещен с занимаемой должности.

Историки и политологи называют разные мотивы, которыми мог руководствоваться Хрущев, когда принимал судьбоносное решение. Здесь упоминается и стремление заручиться поддержкой украинской номенклатуры, чтобы загладить свою вину за массовые репрессии на Украине в 1930-е годы, и отмечается намерение правительства СССР преподнести подарок Украине в честь празднования 300-летия Переяславской Рады.

Среди возможных причин передачи Крыма также упоминаются и строительство Северо-Крымского канала, и неблагоприятные условия для ведения сельского хозяйства в степных районах полуострова, и территориальная близость Крыма к Украине. Но, скорее всего, на инициативу Хрущева и решение Президиума повлияла совокупность различных факторов.


Разоблачение культа личности Сталина

Хрущев был одним из первых, кто спустя три года после кончины Сталина осмелился посягнуть на, казалось бы, неприкосновенный образ вождя. Впрочем, к процессу «десталинизации» Никита Сергеевич шел постепенно: он понимал, что в обществе еще сильна вера в «справедливого» Сталина.

Выступая 25 февраля 1956 года на XX съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях» Хрущев преследовал в том числе и личные интересы. С одной стороны, ему необходимо было утвердить свое политическое лидерство, а с другой – возложить на Сталина всю ответственность за репрессии и неготовность к войне с Германией.

Тон доклада был очень жесткий и бескомпромиссный. Хрущев прошелся уничтожающей критикой по «Краткой биографии» Сталина, увидевшей свет в 1948 году, называя ее «книгой самой безудержной лести», а характеристики вождя – «тошнотворно-льстивыми».

Развенчивая культ личности Сталина, Хрущев подчеркивал, что избранный в 1917 году курс партии был верным, и только деятельность одного человека, пренебрегшего принципами коллективного руководства и возомнившего себя «непогрешимым мудрецом», привела к такому количеству беззаконий.


Запуск первого искусственного спутника Земли

4 октября 1957 года стал знаменательным днем в истории человечества: именно в этот день в СССР был запущен ПС-1 (Простейший Спутник-1) – первый аппарат, выведенный на околоземную орбиту.

Хрущев принимал заметное участие в разработке советской космической программы. В частности, делегация во главе с Первым секретарем ЦК КПСС посетила станцию близ Байконура, где уже была собрана первая баллистическая ракета. Увиденное, по словам очевидцев, произвело потрясающее впечатление на советское руководство. С Хрущевым также было согласовано использование двух ракет для экспериментального пуска простейшего спутника.

Летные испытания баллистической ракеты долгое время терпели неудачи, и только 21 августа 1957 года состоялся первый успешный запуск, а уже 27 августа ТАСС сообщило о создании в СССР межконтинентальной баллистической ракеты. Но на вооружение она была принята лишь в 1960 году.

После второго успешного испытания 7 сентября Королев вплотную приступил к подготовке космического запуска.


«Кузькина мать»

24 июня 1959 года на открытии американской национальной выставки, проходившей в Москве Первый секретарь ЦК КПСС Хрущев пообещал вице-президенту США Ричарду Никсону показать «кузькину мать». Американским журналистам непонятное выражение перевели как «мать Кузьмы», что, впрочем не прояснило его смысл.

Уже позднее американцам объяснили, что «кузькина мать» это идиоматическое выражение, означающее сильную угрозу. Летом 1961 года угроза «кузькиной матерью» приобрела реальные очертания – именно так назвали только что созданную советскими учеными водородную бомбу мощностью в 100 мегатонн. Силы такой бомбы было более чем достаточно, чтобы стереть с лица Земли город размером с Нью-Йорк, а разрушению подвергалось бы все, что находится в радиусе 1000 км. от эпицентра взрыва.

Учитывая обширную поражающую площадь, испытание решено было проводить на Новой Земле, более того, чтобы избежать неприятных последствий заряд бомбы уменьшили вдвое. 30 октября 1961 года «Кузькину мать» на парашюте сбросили со стратегического бомбардировщика Ту-95 с высоты 15 км. Взрыв бомбы произошел на высоте 4,5 км, что дало возможность экипажу увести самолет на безопасное расстояние. Взрыв был чудовищной силы – только ножка атомного гриба достигала в радиусе нескольких десятков километров.

О взрыве очень быстро узнал весь мир, что не удивительно, так как ударная волна дважды обогнула земной шар.

«Кузькина мать» принесла свои плоды – с Советским Союзом стали считаться. Вскоре после испытания советская и американская стороны пошли на разумный компромисс – СССР должен был вывести свои ракеты с Кубы, а США – из Турции.


«Кукурузная программа»

Известно, что кукуруза – культура высокой продуктивности. В одном кукурузном зерне содержится до 12% белка, около 5% жира, и не менее 65% углеводов, а в желтозерновых сортах много витаминов. Эти качества, а также неприхотливость злака и побудили Хрущева рекомендовать сельскохозяйственной отрасли перейти к широким и повсеместным посевам кукурузы.

С 1957 по 1959 год посевная площадь кукурузы была увеличена на треть, однако большей частью она ограничивалась регионами Молдавии, Украины и Северного Кавказа. Но после посещения Хрущевым в сентябре 1959 года полей американского фермера Рокуэла Гарста, который занимался выращиванием высокоурожайных гибридных сортов кукурузы, все резко изменилось – «кукурузная программа» в СССР приобрела общегосударственный масштаб.

Очень быстро кукуруза превратилась в «царицу полей», вытеснив традиционные зерновые культуры. В продаже появились экзотичные для советского потребителя кукурузные хлопья, кукурузные палочки, кукурузный хлеб и даже кукурузная колбаса. О кукурузе сочиняли анекдоты, слагали стихи и песни, снимали фильмы.

К 1964 году урожайность кукурузы резко сократилась, а около 60% кукурузных посевов и вовсе погибла. Все это совпало с концом хрущевской эпохи.



вторник, 21 марта 2017 г.

Как работала Тайная канцелярия?

 

7 ФАКТОВ О ТАЙНОЙ КАНЦЕЛЯРИИ

 

 
 
6 марта 1762 года Петр III упразднил Тайную канцелярию – первую секретную службу в отечественной истории. Ее называли "русской инквизицией", под ее юрисдикцию попадали даже те, кто отказывался выпить за здоровье монарха.  
 
 
1. НА СОБСТВЕННОЙ КРОВИ
 
В январе 1718 года царь Петр I ждал возвращения блудного сына Алексея, бежавшего в австрийские владения. Отправляясь из Неаполя в Петербург, Алексей благодарил отца за обещанное «прощение». Но государь не мог поставить свою империю под угрозу, даже ради благополучия собственного сына. Еще до возвращения царевича в Россию, специально по делу Алексея была создана Тайная канцелярия розыскных дел, которая должна была вести дознание о его «измене».

После завершения дела Алексея, которое привело к гибели наследника, Тайная канцелярия, в отличие от «майорских канцелярий», не была ликвидирована, а стала одним из важнейших государственных органов, подчиненных лично монарху. 25 ноября 1718 года кабинет-секретарь Алексей Макаров известил Толстого и генерала И. И. Бутурлина: «Понеже его величество для слушания розыскных дел канцелярии вашей изволил определить один день в неделе, а именно – понедельник, и для того изволите о том быть известны». Петр нередко лично посещал заседания канцелярии и даже присутствовал при пытках.


2. ПЫТКИ
 
Если следователям при допросе казалось, что подозреваемый «запирается», то за беседой следовали пытки. К этому эффективному методу в Петербурге прибегали не реже, чем в подвалах европейской инквизиции.

В канцелярии действовало правило «сознающегося – пытать трижды». Под этим подразумевалось необходимость тройного признания вины обвиняемого. Чтобы показания были признаны достоверными, их надлежало повторить в разное время не менее трех раз без изменений. До указа Елизаветы от 1742 года, пытка начиналась без присутствия следователя, то есть, еще до начала расспросов в пыточной камере. У палача было время «найти» с жертвой общий язык. Его действия, естественно, никто не контролирован.

Елизавета Петровна, как и ее отец, постоянно держала дела Тайной канцелярии под полным контролем. Благодаря докладу, предоставленному ей в 1755 года мы узнаем, что излюбленными способами пыток были: дыба, тиски, сдавление головы и поливание холодной водой (наиболее тяжелая из пыток).

 
3. ИНКВИЗИЦИЯ "ПО-РУССКИ 
 
Тайная канцелярия выполняла, в том числе функции, схожие с делами европейской инквизиции. Екатерина II в своих воспоминаниях даже сравнивала эти два органа «правосудия»: «Александр Шувалов не сам по себе, а по должности, которую занимал, был грозою всего двора, города и всей империи, он был начальником инквизиционного суда, который звали тогда Тайной канцелярией».

Это были не просто красивые слова. Еще в 1711 году Петр I создал государственную корпорацию доносителей – институт фискалов (один-два человека в каждом городе). Церковные власти контролировались духовными фискалами, которых звали «инквизиторы». Впоследствии это начинание легло в основу Тайной канцелярии. В охоту на ведьм это не превратилось, но религиозные преступления в делах упоминаются. В условиях России, только пробуждающейся от средневекового сна, были свои наказания за заключение сделки с дьяволом, особенно с целью причинения вреда государю. Среди последних дел Тайной канцелярии фигурирует процесс о купце, который объявил уже почившего тогда Петра Великого антихристом, а Елизавете Петровне пригрозил костром. Дерзкий сквернослов был из среды староверцев. Отделался он легко – его высекли кнутом.

 
4. СЕРЫЙ КАРДИНАЛ
 
Настоящим «серым кардиналом» Тайной канцелярии стал генерал Андрей Иванович Ушаков. «Он управлял Тайной канцелярией при пяти монархах, — отмечает историк Евгений Анисимов, — и со всеми умел договариваться! Сначала он пытал Волынского, а потом Бирона. Ушаков был профессионалом, ему было все равно, кого пытать». Он был выходцем из среды обедневших новгородских дворян и знал, что такое «борьба за кусок хлеба». Он вел дело царевича Алексея, склонил чашу в пользу Екатерины I, когда после смерти Петра решался вопрос о наследии, выступал против Елизаветы Петровны, а потом быстро вошел в милость правительницы. Когда в стране гремели страсти дворцовых переворотов, он был столь же непотопляем, как и «тень» французской революции – Жозеф Фуше, который во время кровавых событий во Франции успел побывать на стороне монарха, революционеров и пришедшего им на смену Наполеона. Что показательно, оба «серых кардинала» встретили свою кончину не на эшафоте, как большинство их жертв, а дома, в постели.


5. ИСТЕРИЯ ДОНОСОВ
 
Петр призывал своих подданных доносить обо всех непорядках и преступлениях. В октябре 1713 года царь написал грозные слова «о преслушниках указам и положенным законом и грабителем народа», для доноса на коих подданные «без всякого б опасения приезжали и объявляли о том самим нам». В следующем году Петр показательно во всеуслышание пригласил неизвестного автора подметного письма «о великой пользе его величеству и всему государству» явиться к нему за наградой в 300 рублей – огромной по тем временам суммой. Процесс, приведший к настоящей истерии доносов, был запущен. Анна Иоанновна, по примеру дяди, обещала «милость и награждение» за справедливое обвинение. Елизавета Петровна давала крепостным свободу за «правый» донос на помещиков, укрывавших своих крестьян от ревизии. Указ 1739 года ставил в пример донесшую на мужа жену, за что ей досталось 100 душ из конфискованного поместья.

В этих условиях, доносили все и на всех, не прибегая к каким-либо доказательствах, основываясь лишь на слухах. Это стало главным инструментом работы главной канцелярии. Одна неосторожная фраза на пирушке, и судьба несчастного была предрешена. Правда, кое-что охлаждало пыл авантюристов. Исследователь вопроса о "тайной канцелярии" Игорь Курукин писал: "В случае запирательства обвиняемого и отказа на дачу показаний, неудачливый доносчик мог сам попасть на дыбы или провести в заточении от нескольких месяцев до нескольких лет".

В эпоху дворцовых переворотов, когда мысли о свержении власти возникали не только у офицеров, но и лиц «подлого звания», истерия достигла своего апогея. Люди начали доносить на самих себя! В "Русской старине", опубликовавшей дела Тайной канцелярии описывается случай солдата Василия Трескина, который сам пришел с повинной в Тайную канцелярию, обвинив себя в крамольных мыслях: «что дело невеликое государыню уязвить; и ежели он, Трескин, улучит время видеть милостивую государыню, то он мог бы заколоть ее шпагою».

 
6. ШПИОНСКИЕ ИГРЫ
 
После удачной политики Петра Российская империя была интегрирована в систему международных отношений, а вместе с этим усилился интерес иностранных дипломатов к деятельности петербургского двора. В Российскую империю начали пребывать тайные агенты европейских государств. Дела о шпионаже также попали в юрисдикцию Тайной канцелярии, но на этом поприще они не преуспели. Например, при Шувалове Тайная канцелярии знала лишь о тех «засыльных», которых изобличили на фронтах Семилетней войны. Самым знаменитым среди них был генерал-майор русской армии граф Готлиб Kурт Генрих Тотлебен, который был уличен за переписку с неприятелем и передачу ему копий «секретных ордеров» русского командования. Но на этом фоне в стране удачно проворачивали свои делишки такие известные «шпионы», как французский Жильбер Ромм, который в 1779 году передал своему правительству подробное состояние русской армии и секретные карты; или Иван Валец, надворный политик, передавший в Париж сведения о внешней политике Екатерины.

 
7. ПОСЛЕДНИЙ СТОЛП ПЕТРА III
 
При вступлении на трон Петр III хотел было реформировать Тайную канцелярию. В отличие от всех своих предшественников он не вмешивался в дела органа. Очевидно, сыграла роль его неприязнь к учреждению, в связи с делами прусских доносчиков времен Семилетней войны, к рядам которых он принадлежал. Результатом его реформирования стало упразднение Тайной канцелярии манифестом от 6 марта 1762 года из-за «неисправленных в народе нравов». Иначе говоря, орган был обвинен в не решении поставленных перед ним задач.

Упразднение Тайной канцелярии часто считают одним из положительных итогов правления Петра. Однако этот неосторожный ход привел императора лишь к его бесславной кончине. Временная дезорганизация карательного ведомства не позволила заранее выявить участников заговора и способствовала распространению порочивших императора слухов, которые теперь некому было пресекать. В итоге 28 июня 1762 года был успешно осуществлен дворцовый переворот, в результате чего император потерял трон, а затем и жизнь.





воскресенье, 19 марта 2017 г.

Загадки Касимовского царства...

 

Рождение Касимовского царства


Рождение Касимовского царства
Мечеть в городе Касимове. Иллюстрация из книги "Полное географическое описание нашего Отечества под общим руководством П.П. Семенова вице председателя Императорского географического общества. Том II. Средне-русская черноземная область".


А.В. Беляков

В последнее время резко возрос интерес к такому историческому явлению, как татарское Касимовское царство (ханство, юрт), существовавшее на просторах Мещеры с центром в г. Касимове в ХV-ХVІІ вв. При этом в историографии в настоящее время сложились две точки зрения на данную проблему. Одни исследователи пытаются увидеть здесь очередной осколок Золотой Орды, по своему статусу практически идентичный Казанскому, Астраханскому и Крымскому ханствам. Другие ставят под сомнение факт его реального существования. Данная статья посвящена как раз проблеме складывания этих диаметрально противоположных взглядов.

В той или иной форме проблема Касимовского царства затрагивалась в трудах целого ряда исследователей XVIII в. Но специального исследования данного образования или отдельных его правителей не происходило. В начале XIX в. появился интерес к биографии казахского царевича Ураз-Мухаммеда ибн Ондана, вызванный исследованием кораницы (футляр для хранения Корана) чингисида с выгравированной на крышке его родословной, поступившей в Кунсткамеру в 1736 г. из кабинета древностей Я.В. Брюса. В результате в 1820-е гг. появилось исследование Х.Д. Френа. В нем оказались смешаны биографии целого ряда касимовских царей, что в целом сильно понижает его ценность[1]. Главным опосредованным итогом исследования стал намеченный вектор общего интереса к истории Чингисидов в России, в том числе к касимовской царской династии.


Следующим татарским царем, связанным с Касимовым и вызвавшим к себе исследовательский интерес, стал Симеон Бекбулатович. Отдельные моменты его биографии затронул И. Судаков в своем исследовании о церкви села Кушалино Тверского уезда, построенной великим князем тверским[2]. П.Д. Долгорукову принадлежит первая попытка написания генеалогии Кучумовичей в России. Несмотря на значительный объем собранной информации, его работа содержит большое количество лакун. Вместе с тем следует отметить, что, находясь в родстве с касимовскими царевичами, он, в частности, использовал в работе семейные предания[3]. Все перечисленные исследования касались исключительно узких тем в рамках данной проблемы. Они только подготавливали почву для некоего обобщающего сочинения.

Во второй половине XIX в. с некоторым интервалом выходит четырехтомное фундаментальное исследование о касимовских царях и царевичах В.В. Вельяминова-Зернова. К сожалению, из-за перехода на административную работу публикация исследования не была завершена. Вторая часть четвертого тома, в которой автор хотел опубликовать шеджере (родословные росписи) ряда касимовских татар, так и не увидела свет. В данном труде Вельяминов-Зернов обобщил все опубликованные к тому времени известия о касимовских «правителях» ХV-ХVІІ вв. на русском, восточных и европейских языках. К тому же им были сделаны достаточно широкие экскурсы по иным татарским царям и царевичам как непосредственно связанным с Касимовым, так и никогда в нем не бывавшим. Переоценить данный труд невозможно. Он превратился в своеобразный справочник по служилым татарским царям и царевичам в России. Однако автор повествует о жизни отдельных Чингисидов, не делая выводов и обобщений. Он не смог выйти за рамки собрания биографий В.В. Вельяминов-Зернов отмечал случайность появления в городе детей Улуг-Мухаммеда и стоял у истоков представлений о царстве, расположенном на обширных просторах Мещеры[4].

Данное сочинение вызвало ряд работ по истории Касимовского царства и Чингисидов, с ним связанных[3]. Учитель касимовской гимназии Н.И. Шишкин сделал попытку по написанию истории своего города. В основу данного исследования легло значительно сокращенное сочинение В.В. Вельяминова-Зернова, дополненное некоторыми новыми данными, в том числе и архивными материалами. Для нас важно это сочинение как некий индикатор отношения к проблеме Касимовского царства на территории Рязанской губернии. Именно здесь идея царства впервые нашла своих безоговорочных последователей: «После смерти касимовской царицы Фатимы (1681 г. А.Б.) город Касимов со всем касимовским царством был присоединен к России и окончательно вошел в состав русского государства»[6].

В конце XIX в. Рязанская ученая архивная комиссия предприняла археологические раскопки в касимовских текие (мавзолеях) царя Шах-Али ибн Шейх-Аулеара и царевича Авган-Мухаммед ибн Араб-Мухаммеда. Обнаруженные надгробия вновь подстегнули исследователей к изучению генеалогии Чингисидов, в первую очередь Кучумовичей[7]. В это же время комиссия издает сочинение И.С. Гагина о Касимове[8], написанное им в первой четверти XIX в. и послужившее основой для целого ряда публикаций о городе в губернской и столичной печати. Записки И.С. Гагина были известны и В.В. Вельяминову-Зернову. Он пользовался некоторыми его материалами, в том числе копиями архивных документов, полученными им из московских архивов[9]. Следует отметить, что члены губернских ученых архивных комиссий из губерний, сопредельных Рязанской (в первую очередь Владимирской, Тамбовской и Пензенской), не знают о существовании Касимовского царства. Хотя оно, по мнению ряда исследователей, должно было располагаться и на их территориях. Жизнь служилых татарских царей и царевичей, проживавших в иных городах, также находилась вне зоны внимания ученых архивных комиссий[10].

Во второй половине XIX в. развернулась дискуссия по вопросу о природе частновладельческих городов. Ее итоги подведены П.П. Смирновым. Он разделил города-вотчины на два типа: находящиеся в частном обладании по земле и в частном обладании на иных основаниях, сводящихся к праву сбора на себя доходов и другим правам, не затрагивая, однако, структуры землевладения в государевых городах. Автор относит города, жалуемые в удел (юрт) царям и царевичам, ко второму типу. Но он рассматривает их только как источник доходов, не затрагивая проблемы обладания городами как возможное условие содержания царевичами собственных военных отрядов[11]. В целом идея государственности Касимова не получила широкого распространения. К примеру, В.О. Ключевский отвергал ее[12].

В начале XX в. выходит исследование С.В. Любимова, посвященное генеалогии Кучумовичей ХVII-ХІХ вв. Автору удалось обобщить значительное количество ранее опубликованных в различных изданиях фактов. До настоящего времени это наиболее точная и полная генеалогия Сибирских царевичей, хотя в ней и имеются отдельные лакуны и неточности[13]. Более поздние публикации родословной Сибирских царевичей (Кучумовичей) восходят именно к данному исследованию[14]. Работа С. Лэн-Пуля, посвященная генеалогии мусульманских правящих династий, не добавляет нам новых данных[15].

В 1923 г. выходит монография М.Г. Худякова «Очерки по истории Казанского ханства»[16]. Посвященная истории государства поволжских татар, она не могла не затрагивать судьбы Чингисидов в России, в первую очередь казанского происхождения. Но в своей основе исследование только повторяет данные В.В. Вельяминова-Зернова в сильно сокращенном объеме и с новой интерпретацией. Автор стремится подчеркнуть агрессивность политики Москвы по отношению к Казани и некую смесь формального почета с издевательством над судьбой казанских царей, оказавшихся в России[17]. Появление подобного исследования, по мнению Ш.Ф. Мухамедьярова, было вызвано идеологической необходимостью иметь собственную историю Казанского ханства для Татарской республики, которая прошла через длительный период тяжелой зависимости от государственного союза с Россией[18]. Автор в своих построениях в целом относится к «школе М.Н. Покровского» с ее взглядами на историю России ХVІ-ХVIII вв. как на эпоху господства «торгового капитализма». Всю внешнюю политику данного периода он рассматривал как борьбу за торговые пути, борьбу за расширение русской торговли. Следует отметить, что последующая казанская историография во многом повторяет тезисы М.Г. Худякова, заявленные в данном исследовании. Автор отмечает безусловную зависимость возникновения царства с фактом пленения Василия Темного Улуг-Мухаммедом.

В 1920-1950-е гг. и Мещера, и в частности Касимов, стали предметом исследования Н.И. Приваловой. Ею была проделана большая подготовительная работа в московских архивах для написания кандидатской диссертации, которая, безусловно, внесла бы неоценимый вклад в развитие заявленной проблемы[19]. К сожалению, при жизни автора вышла только одна печатная работа на данную тему[20]. В 1947 г. в результате очередной волны политических репрессий была утеряна ее статья «Торговые взаимоотношения касимовских татар с мордвой», планировавшаяся к изданию в «Ученых записках» Научно-исследовательского института при Совете Министров Мордовской АССР. Попытки найти ее или подготовительные материалы оказались безрезультатными[21]. В настоящее время в Нижнем Новгороде подготовлена к печати еще одна ее работа, посвященная делопроизводству касимовских кабаков, в приложении к которой планируется поместить биографию исследователя[22]. Следует отметить, что неопубликованные работы исследователя сохранили свою актуальность до наших дней. Складывание историка происходило в годы учебы на факультете общественных наук Московского университета в 20-е гг. XX в. под непосредственным руководством М.М. Богословского. Судя по всему, им же была подсказана и тема исследования после поступления Приваловой в аспирантуру. Она вполне вписывалась в проблематику исследований, которые ведутся на основе локальной методики, использованной и М.М. Богословским[23]. Сохранился план предполагаемой диссертации по социально-экономической истории Касимова в ХVІ-ХVII вв. Н.И. Привалова, безусловно, признает существование «царства». Но это сделано, скорее, по инерции, вслед за исследователями-предшественниками. Она сама больше уделяет внимания экономическому развитию региона в XVII в., при этом сам собой напрашивается вывод об отсутствии каких-либо следов экономической самостоятельности или самобытности региона по отношению к другим частям России.

Рождение Касимовского царства
Касимов. Минарет мечети.

Частично данная проблематика затрагивалась и в диссертационном исследовании Л.Г. Дубинской, посвященном социально-экономическому положению крестьян Мещерского края второй половины XVII в. Автор затрагивает такие немаловажные проблемы, как историческая география рассматриваемого региона и землевладение касимовских царевичей[24].

В середине XX в. проблема служилых Чингисидов затрагивалась в статьях В.А. Крачковской, посвященных истории изучения татарской эпиграфики в России ХVIII-ХІХ вв. Они позволяют проследить, как развивался интерес к Касимову и его древностям среди отечественных востоковедов[25].

Следующим шагом в становлении представлений о татарских царевичах рубежа ХV-ХVІ вв., правильнее сказать представлений о Касимовском царстве, стала публикация исследования М.Г. Сафаргалиева, посвященного распаду Золотой Орды. В нем не использованы новые источники. С этой работы начинается бесспорное принятие утверждения о существовании Касимовского царства[26]. В Советской исторической энциклопедии Касимовское царство признано удельным княжеством[27]. Данная точка стала господствующей в советской историографии второй половины XX в. Многие исследователи средневековья подчеркивали промежуточность положения Касимова между кормлением и вотчиной[28].

На рубеже ХХ-ХХІ вв. вновь возрос интерес к татарской тематике и служилым Чингисидам. Исследователи подняли проблему статуса города Касимова среди мусульман России[29]. Обращено внимание на жизнь и судьбу ряда Чингисидов и их жен: царицы Сююн-Бике[30], царей Симеона Бекбулатовича[31], Шах-Али ибн Шейх-Аулеара[32], Ураз-Мухаммеда ибн Ондана[33], Арслана ибн Али[34], крымской династии в Касимове[35].

Д.М. Исхаков неоднократно в своих работах затрагивал проблему Касимовского царства[36]. По его мнению, данное образование имело все признаки государственности, он включает его в список ханств, возникших на постзолотоордынском пространстве. Отличие Касимовского царства от иных осколков Золотой Орды зависимость от Москвы. Исследования автора отличаются хорошей источниковой и историографической базой. В частности, используются данные полевых этнографических исследований в Касимовском районе. Д.М. Исхаков делает попытку реконструировать административно-территориальную и этносоциальную структуру ханства (царства) на основе данных по Казанскому и Крымскому ханствам, а также по иным государствам, возникшим на пространстве Дешт-и Кипчака. В территорию юрта (именно так автор называет данное образование) включаются в том числе и регионы Кадома и Темникова. Местные князья рассматриваются как вассалы касимовских царей и царевичей. По мнению исследователя, подобная картина существовала до 30-х гг. XVI в. Позднее в регион начинает активно проникать православное население, и Москва, пользуясь этим, резко сокращает права касимовских правителей. Главным минусом этих построений является их известная схематичность, отсутствие полноценной опоры на данные архивных источников. Тем более, что в условиях оторванности от ареалов массового проживания татарского населения и случайного характера выезда в Россию, в частности в Касимов, поддержание элевой структуры самоорганизации служилых татар видится достаточно проблематичным. То же относится и к организации дворов служилых Чингисидов[37]. Разделяет взгляды Д.М. Исхакова и Б.Р. Рахимзянов[38]. При этом, заимствуя тезисы своего предшественника, он превращает предположения в безапелляционные утверждения. Нужно отметить, что данный исследователь практически не использует архивных данных. Игнорирует исследования по данной тематике последних лет. Его работы изобилуют достаточно грубыми фактическими ошибками. Перечисленные недочеты значительно понижают ценность этих исследований[39].

Рождение Касимовского царства

Другие исследователи ставят под сомнение существование царства. Так, А.В. Азовцев, основываясь на анализе архивных материалов, полагает, что татарские помещики из дворов касимовских царевичей, отмеченные в регионе в начале XVI в., находились здесь на правах обычных русских помещиков. Но география пожалований касимовским татарам и Чингисидам явно превышала устоявшиеся границы царства[40]. Не видит в регионе признаков царства и М.В. Моисеев, занимающийся русско-ногайскими отношениями в XVI в. и затрагивающий проблему контактов ногайцев и Мещеры[41]. Мы также склонны рассматривать Касимов только как место проживания Чингисидов, пожалованных титулом царя или царевича касимовского, который получил доходы с города. По нашему мнению, их положение можно определить как разновидность кормления[42].

В последние годы был выпущен ряд обобщающих трудов по истории исламской цивилизации[43]. В этих работах уделено внимание и истории татар. Следует признать, что они выражают некое усредненное представление, существующее в нынешней научной среде, в первую очередь среди татарских исследователей, о служилых Чингисидах и статусе жалуемых им территорий. В целом, данные представления также носят личностный характер, так как в основе принадлежат перу одного человека. В них однозначно утверждается о существовании Мещерского юрта (Касимовского ханства) некоего государственного образования, близкого к ханству, к вассальному ханству. При этом все построения и выводы умозрительны и не подкрепляются документально. В ряде случаев имеются достаточно грубые ошибки или даже подтасовки[44]. Иная позиция отражена в Большой Российской энциклопедии. Здесь попытались подчеркнуть дискуссионность данной проблемы[45].

Представления о Касимовском царстве менялись и развивались на протяжении двух столетий существования научной проблемы. За это время исследователи заметно продвинулись в вопросах выяснения его статуса, границ, структуры. Недостаток источников по региону является одной из главных трудностей в раскрытии оставшихся темных пятен. Поэтому следует максимально использовать имеющиеся в нашем распоряжении документы и очень осторожно подходить к их интерпретации.

Примечания

1. Fraehn Ch.D. Variae incriptiones arabicae vel primo explanatae vel njvis post alios curis // Memoires de 1, Akademie Imperiale des sciences de St. Petersborg. St. Petersborg, 1822. T. VIII. S. 497-556; Uras-Muhammedis chani Kasimowiensis, quae in Akademie Imp. Scient. museo Asiatico Asservatur, Theca koranica, interpretatione illustrata // Ibid. s. 497-544; CM. TaioKe. Dorn B. Das Asiatische Museum der Kaiserlihen Akademie der Wisstnschuften zu St. Petersburg. St. Petersburg, 1846. C. 6, 28, 133, 169; Barthold W. Kasimov. Enzyklopaedie des Islam, t. II. 1927. s. 857; Крачковская В.А. Эпиграфика на арабском языке в России до 1850х гг. // Советское востоковедение. Т. VI. М., 1949. С. 273, 281.
2. Судаков И. Историческая записка о древней церкви Смоленской иконы Пресвятой Богородицы Одигитрии в селе Кушалине. Тверь, 1851.
3. Долгоруков П.Д. Российская родословная книга. Ч. 3. СПб., 1856. С. 53-54.
4. Велъяминов-Зернов В.В. Исследование о касимовских царях и царевичах. Ч. 1. СПб., 1863; Ч. 2. СПб., 1864; Ч. 3. СПб., 1866; Ч. 4. СПб., 1887; Григорьев В.В. [Рец. на:] Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о касимовских царях и царевичах. Ч. 1. СПб., 1863 //День. № 29.
5. Левитский Н. Симеон Бекбулатович, царь Касимовский // Русская старина. 1888. № 6. С. 587-590; Лилеев Н.В. Симеон Бекбулатович, хан Касимовский, великий князь всея Руси, впоследствии великий князь тверской. 1567-1616. Исторический очерк. Тверь, 1891; Шишкин Н.И. Симеон Бекбулатович, царь Касимовский // Русская старина. 1888. № 6. С. 587; он же. История города Касимова с древнейших времен. 1-е изд. Касимов, 1888; изд. 2-е, испр. и доп. Рязань, 1891;Рязань, 1999; Рязань, 2001; он же. Историко-статистическое описание Касимовского Казанского монастыря // Рязанские епархиальные ведомости. 1892. №№ 79. С. 317-322, 386-389.
6. Там же.
7. Селиванов А.В. Раскопки в г. Касимове в 1886 г. // Труды Рязанской ученой архивной комиссии (далее РУАК. 1887. Т. II. Вып. 2. Рязань, 1888. С. 28-30; он же. О раскопках внутри текие ШахАлиХана и Авган-Мухаммед султана в г. Касимове и о реставрации однозначных памятников // Труды седьмого Археологического съезда в Ярославле. 1887. М., 1892. Т. III. С. 81; Кобеко Д.Ф. Раскопки в Касимове // Записки Восточного отделения Императорского Русского археологического общества. Т II. 1888. Ярославль, С. 137-138; Радлов В.В. Разбор надписей надгробных камней, найденных в 1886 году внутри текие Шах-Али хана в Касимове // Записки имп. Академии наук. СПб., 1889. Т. 61. Кн. 1. С. 18; [Корш Ф.Р. О татарских надписях в касимовской текие] // Древности: Труды Восточной комиссии имп. Московского археологического общества. М., 1889. Т. I. Вып. 1. С. 18-20; Трутовский В.К. Надгробные надписи из Текие Афган Мохаммед Султана в г. Касимове // Труды РУАК. 1890. Т. V. Вып. 9. Рязань, 1891. С. 149-153; Кобеко Д.Ф. Надгробные надписи в Касимове//Труды РУАК. 1892. Т. VII. Рязань, 1893. С. 87-88; он же. Еще о надгробных надписях в Касимове // Труды РУАК. 1894. Т. IX. Вып. 1. Рязань, 1895. С. 63-64; Крачковская В.А. Изучение касимовских надписей во второй половине XIX в. // Сборник статей к семидесятилетию академика В.А. Горделевского. М„ 1953. С. 148-154.
8. Гагин И.С. Краткая сложность о Касимовских царях татарских и памятниках с их времен существующих (публ. М. Крейтон) // Труды РУАК за 1901 г. Т. XVII, Вып. 3. Рязань, 1902.
9. Филиппов Д.Ю. И.Н. Гагин и его творческое наследие в публикациях и исследованиях // Рязанская старина. Вып. 3. (в печати).
10. Издания губернских ученых архивных комиссий 1884-1923 гг. Вып. 1. Бессарабская, Витебская, Владимирская, Воронежская, Вятская, Екатеринославская, Иркутская, Калужская, Костромская и Курская архивные комиссии: указатель содержания. Нью-Йорк, 1994; Аленова В.А. Историческая наука в российской провинции в конце XIX начале XX в.: Тамбовская ученая архивная комиссия. Рязань, 2002.
11. Смирнов П. Города Московского государства в первой половине XVII в. Т. I. Вып. I. Киев, 1917. Подчеркивали и промежуточность положения татарских городов между кормлением и вотчиной. (Веселовский С.Б. Последние уделы Северо-Восточной Руси // Исторические записки. Т 22. М., 1947. С. 123; Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М., 1960. С.45-46.)
12. Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. III. М., 1888. С. 192.
13. Любимов С.В. Опыт исторических родословий. Гундоровы, Жижемские, Несвицкие, Сибирские, Зотовы и Остерманы. Пг., 1915. С. 55-79.
14. См., например: Княжеские роды Российской империи. Т III. М., 1996.
15. Лэн-Пуль С. Мусульманские династии. М., 2004. С. 144-173.
16. См.: Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства // На стыке континентов и цивилизаций. Из опыта образования и распада империй ХХVІ вв. М., 1996.
17. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства. Казань, 1923.
18. Мухамедьяров Ш.Ф. Казанское ханство в освещении М.Г. Худякова // На стыке континентов и цивилизаций. Из опыта образования и распада империй X-ХVІвв. М„ 1996. С. 531.
19. ЦАНО. Ф. 885 (Фонд Приваловой Н.И.). Оп. 1. Д. 2547.
20. Привалова Н.И. Торги г. Касимова в середине XVII в. // Исторические записки. Т 21. М., 1947.; Кудрявцев И. [Рец. на:] Об «Исторических записках» Института истории Академии наук СССР // Вопросы истории. 1948. № 10. С. 126.
21. Кузнецов А.А. Н.И. Привалова исследователь Смуты начала XVII в. // Мининские чтения: 2002. Н. Новгород, 2003. С. 38-48; он же. Исследования истории Касимова XVII в. в наследии Н.И. Приваловой // Исламская традиция: прошлое, настоящее, будущее. Н. Новгород, 2004. С. 125-134.
22. Привалова Н.И. Делопроизводство касимовских кабаков и кружечных дворов в XVII в. Н. Новгород (в печати); Дорофеев Ф.А., Зюзин П.В. Особенности подготовки к публикации исследований Н.И. Приваловой по социально-экономической истории Касимова XVII в. // История и исторический процесс. Н. Новгород, 2005. С. 141-148.
23. Зюзин П.В., Кузнецов А.А., Пудалов Б.М. Н.И. Привалова: судьба провинциального историка в XX в. // Привалова Н.И. Делопроизводство касимовских кабаков и кружечных дворов в XVII в. Н. Новгород, С. 426 (в печати).
24. Дубинская Л.Г. Социально-экономическое положение крестьян Шацкого уезда в XVII в. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы за 1962 г. Минск, 1964; она же. Города Мещерского края // Города феодальной России. Сборник статей памяти Н.В. Устюгова. М., 1966; она же. Крестьянские побеги во второй половине XVII в. (по материалам сыска Г.С. Юсупова в Мещерском крае) // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы за 1964 г. Кишинев, 1966; она же. Социально-экономическое положение крестьян во второй половине XVII века (по материалам Мещерского края). Автореферат дис... канд. ист. наук. М., 1967; она же. Поместное и вотчинное землевладение Мещерского края во второй половине XVII в. // Дворянство и крепостной строй России ХVІХVШ вв.: Сборник статей, посвященных памяти А.А. Новосельского. М., 1975. С. 120-134.
25. Крачковская В.А. Эпиграфика на арабском языке в России до 1850х гг. // Советское востоковедение. Т VI. М., 1949. С. 271-301; она же. Изучение касимовских надписей... С. 148-154.
26 Сафаргалиев М.Г. Заметки об Астраханском ханстве // Сборник статей преподавателей Саранского педагогического института. Саранск, 1952; он же. Распад Золотой Орды. Ученые записки Мордовского государственного университета. Т. XI. Саранск, 1960; он же. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций. Из опыта образования и распада империй Х-ХVІ вв. М., 1996. С. 280-256.
27. Касимовское царство // Советская историческая энциклопедия. Т VII. М., 1965. С. 86.
28. Веселовский С.Б. Последние уделы Северо-Восточной Руси // ИЗ. Т. 22. М., 1947. С. 123; Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М., 1960. С.45-46.
29. Беляков А.В. г. Касимов ХV-ХVII вв. как сакральный центр Чингисидов в России // Верхнее Подонье: Природа. Археология. История. Т 2. Тула, 2004. С. 153-161; он же. Касимовские воеводы XVI в. // Вторые Яхонтовские чтения. Рязань, 2003. С. 101-106; он же. Касимовские воеводы XVII в.//Четвертые Яхонтовские чтения. Рязань, 2008. С. 386-396.
30. Беляков А.В., Моисеев М.В. Сююн-бике: из ногайских степей в касимовские царицы // Материалы и исследования по рязанскому краеведению. Т 5. Рязань, 2004. С. 32-44.
31. Лавров А. Царь Симеон Бекбулатович в сказаниях современников иностранцев // Ватык. Исламский альманах. 1993. № 1. СПб., 1993. С. 74-84; Беляков А.В. Новые данные к биографии Симеона Бекбулатовича // Общество, государство, верховная власть в России в Средние века и раннее Новое время в контексте истории Европы и Азии (ХХVІІІ столетия). М., 2005. С. 171173 (препринт).
32. Волкова Т.Ф. К вопросу об источниках «Казанской истории» (Образ царя Шигалея: факты и вымысел) // Источпиковедческие и историографические вопросы отечественной истории ХVІ-ХVIII веков: Сборник научных трудов: Памяти профессора В.Б. Кобрина. Ярославль, 1992. С. 2738.
33. Рахимзянов Б.Р. Касимовское царство в Смутное время. // Точка зрения: Сб. научно-исследовательских статей. Казань, 2000. С. 73-78; Султанов Т.И. Касимовский царь из Казахской орды // Чингизхан и Чингизиды. Судьба и власть. М., 2006. С. 326-332; Беляков А.В. Ураз-Мухаммед ибн Ондан // Мининские чтения: 2006. Н. Новгород, 2007. С. 29-60.
34. Беляков А.В. Касимов после Смутного времени (по документам РГАДА) // Рязанская вивлиофика. Вып. 2. Рязань, 2001. С. 3138; он же. Касимовский царь Араслан Алеевич и православное население его удела // Тюркологический сборник: 2002. М., 2003 С. 189-199; он же. Царь Араслан Алеевич и посад Касимова в начале XVII в. // Рязанская старина. 2002. Вып. 1. Рязань, 2003. С. 56-64; он же. Араслан Алеевич последний царь касимовский // Рязанская старина. 2004-2005. Вып. 23. Рязань, 2006. С. 830.
35. Рахимзянов Б.Р. Крымская династия в Касимовском царстве. // Точка зрения: Сб. научно-исследовательских статей. Вып. 3. Казань, 2000. С. 69-89.
36. Исхаков Д.М. Этнографические группы татар Волго-Уральского региона. Казань, 1993; он же. К вопросу об этно-социальной структуре татарских ханств (на примере Казанского и Касимовского ханства). Казань, 1995; он же. От средневековых татар к татарам нового времени. Казань, 1998; он же. О внутреннем делении Касимовских татар и его истоках // Восток-Запад: Диалог культур Евразии. Вып. 2. Казань, 2001. С. 289-298; Рахимзянов Б.Р. Касимовское царство: социально-политическое развитие (1445-1552 гг.) Автореферат дис... канд. ист. наук. Казань, 2001; он же. Касимовские правители во внешнеполитической переписке Ивана III // Труды кафедры истории России с древнейших времен до XX века. СПб., 2006. С. 244-264; оп же. Административно-политическая и этносоциальная структура Мещерского юрта // История народов России в исследованиях и документах. Вып. 2. М., 2007. С. 235-265; он же. Русские княжества и наследники Золотой Орды в XV в.: начальная история Касимовского ханства // Rossica antique: Исследования и материалы. 2006. СПб., 2006. С 360-386. и др.
37. Исхаков Д.М. Этнографические группы татар Волго-Уральского региона. Казань, 1993; он же. К вопросу об этносоциальной структуре татарских ханств (на примере Казанского и Касимовского ханства). Казань, 1995; он же. От средневековых татар к татарам нового времени. Казань, 1998; он же. О внутреннем делении Касимовских татар и его истоках // Восток-Запад: Диалог культур Евразии. Вып. 2. Казань, 2001. С. 289-298.
38. Рахимзянов Б.Р. Касимовское царство: социально-политическое развитие (1445-1552 гг.) Автореферат дис... канд. ист. наук. Казань. 2001; он же. Касимовские правители во внешнеполитической переписке Ивана III // Труды кафедры истории России с древнейших времен до XX века. СПб., 2006. С. 244264; он же. Административно-политическая и этносоциальная структура Мещерского юрта // История народов России в исследованиях и документах. Вып. 2. М., 2007. С. 235265; он же. Русские княжества и наследники Золотой Орды в XV в.: начальная история Касимовского ханства // Rossica antique: Исследования и материалы. 2006. СПб., 2006. С. 360-386. и др.
39. Азовцев А.В. Новые источники по истории землевладения касимовских татар // РД. Вып. 5. М., 1999. С. 68-74. Так, известно пожалование за пределами Мещеры в Гусской волости Владимирского уезда (ГАРО. Ф. 131. Оп. 1. 1627 г. Д. 1. Л. 20.).
40. Азовцев А.В. Указ. соч. С 68-74.
41. Беляков А.В., Моисеев М.В. Указ. соч. С. 32-44; Моисеев М.В. Касимов, «Мещерские места» в русско-ногайских отношениях // Третьи Яхонтовские чтения. Рязань, 2005. С. 422-427; он же. Взаимоотношение России и Ногайской Орды (1489-1563 годы). Автореферат дис... канд. ист. наук. М., 2007.
42. Беляков А.В. «Касимовское царство» раннего периода (XV первая половина XVI в.): проблема интерпретации источников // Восточная Европа в древности и средневековье. Т. XVII. М., 2005. С. 172-175.
43. Мухаммедьяров Ш.Ф. Мещерский юрт (Касимовское ханство) // Очерки истории распространения исламской цивилизации. Т II. М., 2002; Мухаммедьяров Ш.Ф., Шокарев С.В. Касимовское ханство // Tartarica. Атлас. Казань; М.; СПб., 2005; Хайретдинов Д.З. Касимовское ханство // Ислам на Нижегородчине. Энциклопедический словарь. Н. Новгород, 2007.
44. Мухаммедьяров Ш.Ф. Мещерский юрт (Касимовское ханство) // Очерки истории распространения исламской цивилизации. Т. II. М., 2002. С. 151-155; Хайретдинов Д.З. Касимовское ханство // Ислам на Нижегородчине. Энциклопедический словарь. Н. Новгород, 2007. С. 81-82.
45. Рахимзянов Б.Р. Касимовское царство // Большая Российская энциклопедия (в печати).

Источник: Историографическое наследие провинции. Материалы IV научно-практической конференции, посвященной памяти Д.И. Иловайского и М.К. Любавского. Рязань: Издательство РИАМЗ, 2009.



суббота, 18 марта 2017 г.

Владимир Мономах. Князь – миротворец и «единоборец».

 

Владимир Всеволодович Мономах. Князь – «единоборец» 

 



3 мая 1113 года на киевский великокняжеский престол вступил Владимир Всеволодович Мономах (1053—19 мая 1125), один из самых выдающихся государственных деятелей и полководцев древней Руси. Путь к верховной власти на Руси был долог, Владимиру было 60 лет, когда он стал великим князем. К этому времени он уже правил в Смоленске, Чернигове и Переяславле, отметился как победитель половцев и миротворец, который пытался усмирить княжеские свары.

Сын князя Всеволода Ярославича (1030—1093), который последовательно владел столами в Переяславле, Чернигове и Киеве и представительницы византийской императорской династии Мономахов. Её точное имя неизвестно, в источниках есть такие варианты личного имени: Анастасия, Мария, Ирина, Феодора или Анна. Своё детство и юность Владимир провёл при дворе отца Всеволода Ярославича в Переяславле-Южном.

Постоянно участвовал в походах отца, когда подрос и возмужал, возглавлял его дружину, осуществлял далёкие походы, подавил восстание вятичей, воевал против половцев, помогал полякам против чехов. Вместе с отцом и Святополком Изяславичем воевал против Всеслава Полоцкого. В 1074 году взял в жены английскую принцессу, дочь последнего правившего англосаксонского короля Гарольда II (погиб в бою с армией нормандского герцога Вильгельма) Гиту Уэссекскую.

Был смоленским князем, когда его отец стал киевским князем, Владимир Мономах получил Чернигов. Великий князь Всеволод не обидел сыновей погибшего Изяслава – Святополк был оставлен в Новгороде, Ярополк получил Волынь и Туров. Левобережье Днепра Всеволод оставил за своим родом: в Переяславле сидел его младший сын – Ростислав, Владимир – в Чернигове. За правой рукой отца, Владимиром было сохранено и управление Смоленской и Ростово-Суздальской землей.

Всеволоду было трудно на престоле. Ему досталось тяжелое наследство. В Киеве ему противостояло самовольное боярство. Его собственное, черниговское боярство было прорежено войнами. Князь в последние годы жизни часто болел, не мог проконтролировать деятельность приближенных, чем те и пользовались. Было неспокойно и на внешних рубежах: волжские булгары (булгары) и мордвой сожгли Муром, вторгались и в суздальские земли. Наглели половцы, глядя на них, взбунтовались и торки, которые обязались служить Руси. Всеслав Полоцкий дотла выжег Смоленск, угнал его жителей. Не признавали над собой власть великого князя буйные вятичские племена, вятичи оставались язычниками.


Военная деятельность Владимира. Правление Всеволода

Сражаться с недругами отца и Руси приходилось Владимиру Мономаху. Он то и дело садился в седло и мчался с дружиной то на восток, то на юг, то на запад. Владимир ответил на нападение Всеслава Брячиславича на Смоленск рядом опустошительных рейдов, в которые привлек и половецкие отряды. Были захвачены Друцк и Минск. Были освобождены захваченные при походах Всеслава на Новгород и Смоленск люди, а также полонены жители Минска и другие полочане, их расселили в Ростово-Суздальской земле. Всеслав засел в Полоцке и готовился к обороне, но Владимир закрепиться в его княжестве не собирался и на стольный град не пошел.

Владимир разгромил булгар на Оке. Перехватил отряды ханов Асадука и Саука, которые разорили Стародуб, половцы были разбиты, ханы попали в плен. Сразу, без отдыха, совершил бросок к Новгород-Северскому, где разметал ещё одну половецкую орду Белкатгина. Освободил тысячи пленников. Затем князь разгромил торков. Мятежники повинились и были распущены по домам. Вождей и знатных людей оставили пленниками. Ещё один отряд торков был рассеян под Переяславлем.

Зимой 1180 года Владимир двинул дружины на вятичей. Окружил их столицу Корьдно. Вятичей возглавлял князь Ходота и его сын. Корьдно, после тяжелого штурма взяли, но Хотода ушел. Восстание продолжалось, его вдохновляли языческие жрецы. Приходилось штурмовать одну за другой вятичские крепости. Вятичи, вдохновляемые жрецами, дрались мужественно, вместе с мужчинами сражались и женщины. Окруженные, предпочитали кончать жизнь самоубийством, не сдавались в плен. Пришлось противостоять партизанской тактике. Вятичи не могли долго выстоять в открытом бою с конными дружинами Владимира, но умело нападали из засад, укрывались в лесах и болотах, снова атаковали.

Весной, когда началась распутица, Мономах отвел войска. Следующей зимой князь применил более хитрую тактику. Он не стал рыскать по лесам в поисках Ходоты и уцелевших вятичских городков. Его разведка вычислила основные святилища вятичей, и когда к ним подходили войска Мономаха, язычники сами выходили на бой, чтобы защитить свои святыни. Вятичи дрались отчаянно, но перед мощью профессиональной армии выстоять в открытом бою не могли. В одной из таких схваток пал и последний князь вятичей Ходота, и жречество вятичских племен. Сопротивление было сломлено. Самоуправление вятичей было ликвидировано, их земли вошли в черниговский удел, к ним назначили княжеских наместников.

Снова и снова Владимир гоняется за половцами. Иногда князь побеждал их, иногда не успевал настичь, однажды под Прилуками сам чуть не попал в беду, едва успел спастись. Мономах казался неутомимым. Неустанно находясь в походах и разъездах, Владимир успевал разумно управлять своим уделом. При этом сам внимал в дела, проверял деятельность управленцев, устраивал внезапные проверки, судил. Под его властью восстанавливали Смоленск, разрушенный в ходе конфликтов Чернигов.

Однако все мирные дела приходилось делать в «перерывах» между походами и улаживанием конфликтов. Сын смоленского князя Игоря Давыд и дети князя Ростислава – Рюрик, Володарь и Василько считали себя обездоленными. Первоначально Давыд с Володарем захватили Тмутаракань, изгнав великокняжеского наместника. Но их оттуда выгнал Олег Святославович, которого освободил из ссылки на Родосе новый византийский император Алексей Комнин. Олег признал себя вассалом Византии и получил военную поддержку. Давыд Игоревич ударился в откровенный разбой, захватил и разорил Олешье в устье Днепра, попутно ограбив киевских гостей (купцов). А Рюрик, Володарь и Василько Ростиславичи отбили у Ярополка Владимир-Волынский. Он был владением их отца, там они родились и считали своим уделом.

Великий князь послал для наведения порядка Мономаха. Ростиславичи, узнав об этом, убежали. Великий князь Всеволод решил ликвидировать причину конфликта политическим путем, пристроить князей-изгоев. Давыда Игоревича посадил в Дорогобуж на Волыни, Ростиславичам выделил прикарпатские города – Перемышль, Червень, Теребовль. Восстановил и права сыновей Святослава: Давыд получил Смоленск, за Олегом признали Тмутаракань, которую он захватил. Но это не могло успокоить князей. У некоторых аппетиты только выросли. Давыд Игоревич хотел урвать что-нибудь ещё. Олег под покровительством Византии чувствовал себя могучим, великому князю не подчинялся. Его жена-гречанка именовала себя «архонтесса Руси».

Не отставал и Ярополк Изяславич, которому великий князь помог вернуть Владимир-Волынский. Его мать Гертруда, дочь польского короля Мешко II Ламберта, была недовольна положением сына, считала, что он достоин великокняжеского стола. Ярополк и Гертруда снеслись с поляками, заключили с польским королем Владиславом союз. Ярополк должен был для начала отделиться от Руси, затем римский папа обещал провозгласить его королем Волыни. Польша и Рим обещали помочь прибрать и остальные русские земли. Замысел выглядел вполне возможным: в Новгороде сидел брат волынского князя – Святополк, у Изяславичей были хорошие связи с киевским боярством. Ярополк стал готовиться к войне.

Но и у великого князя и его сына были друзья на Волыни, дали знать в Киев. Всеволод отреагировал сразу, послал Мономаха с дружиной. Для Ярополка это стало неожиданностью, он не стал сопротивляться и бежал в Польшу за помощью, оставив семью. Города получили приказ обороняться. Однако города сопротивляться не стали. Семья изменника и его имущество было захвачено. А Ярополк не нашел поддержки за границей. Польский король был занят войной с поморянами и пруссами. Денег у Ярополка не было, что делало поиск друзей затруднительным. В результате волынский князь повинился, попросил прощения у великого князя, обещал больше не буянить. Его простили. Вернули семью и удел. Правда, уже зимой 1086 года его убил собственный дружинник. Убийца сбежал к Ростиславичам, видимо, они были организаторами убийства, т. к. претендовали на земли Ярополка.

Удел Ярополка великий князь разделил: его брату Святополку отдал Турово-Пинское княжество, Новгород забрал, передав сыну Мономаха – Мстиславу (новгородцы жаловались на Святополка); Волынь передал Давыду Игоревичу. 


Владимир и великий князь Святополк Изяславич (1093—1113)

Среди половецких племен произошло объединение. Среди родов, которые обосновались к западу от Днепра, лидером стал Боняк, к востоку – Тугоркан, на Дону возвысился Шарукан. В 1092 году Боняк и Шарукан объединили силы, войско из десятков тысяч всадников прорвало русскую пограничную линию. Запылали десятки и сотни поселений. Этот удар оказался неожиданным для русских князей. Переяславль и Чернигов были блокированы. Великий князь Всеволод начал переговоры с половцами. Захватив большую добычу и получив выкуп, половецкие вожди согласились на мир.

Весной 1093 года Всеволод Ярославич умер. Все ждали, что престол займёт Мономах, он отметился как рачительный хозяин и искусный воин, был наиболее могучим князем. Но он отказался. По лествице (лествичному праву) первенство принадлежало детям старшего из Ярославичей, Изяслава – из них был живым только Святополк, который правил в Турово-Пинской земле. Владимир не хотел новой смуты на Руси и добровольно уступил киевский стол, по сути, возвел Святополка на престол. Сам Владимир уехал в Чернигов.

В Киев прибыли половецкие послы, чтобы подтвердить мир с новым великим князем и получить подарки. Но Святополк был весьма сребролюбив и скуп, расставаться с деньгами не хотел. Хотя в этой ситуация, когда Русь только пережила одно вторжение и приходила в себя, выиграть время было бы разумно.

Святополк не только отказался платить, но и захватил половецких послов. Это был весьма глупый шаг, особенно с учётом незначительности его дружины – около 800 воинов (опять же из-за скупости). Половцы собрали войско и осадили Торческ. Святополк освободил послов, но было уже поздно, война началась.

На помощь великому князю прибыли Владимир Мономах из Чернигова и его брат Ростислав из Переяславля.
Самым опытным полководцем был Владимир, но Святополк претендовал на лидерство, его поддерживало духовенство и бояре. Войска выдвинулись к Треполю. Владимир советовал разместить полки за водной преградой и выиграть время, а затем заключить мир. Он говорил, что половцы, хоть и имеют превосходство в силах, не будут рисковать, примут предложение о мире. Его не послушали. Святополк не хотел мира в таких условия, т. к. пришлось бы платить. Великий князь настоял на переправе войск через Стугну. Битва произошла 26 мая 1093 года. Первой же атакой половцы смяли правый фланг – дружину Святополка. Центр, где дрался Ростислав, и левый фланг Мономаха держались, но после поражения сил великого князя, их стали обходить, пришлось отступать. На Стугне многие утонули, в том числе и князь Ростислав. Мономах нашел тело брата и отвез в родовую усыпальницу, в Переяславль.

Святополк собрал ещё одно войско, но снова был разгромлен и затворился в Киеве. Осажденный Торческ, после того как половцы отвели речку, которая снабжала город водой, сдался. Великий князь попросил мира. Но он и в этой ситуации смог найти выгоду. Взял в жены дочь половецкого хана Тугоркана, получил сильного союзника и приданое.

В это время подняли голову Святославичи. Олег опросил помощи и византийского императора, тот выделил деньги для найма половцев. Олег расплатился за «помощь» Тмутараканским княжеством, отдав его грекам в полное владение. Одновременно смоленский князь Давыд Святославич стремительным ударом выбил Мстислава Владимировича из Новгорода, он отступил в Ростов. Мономах был удивлен и разозлен. Его дружина понесла тяжелые потери в битве с половцами, а теперь большую её часть пришлось направить на помощь сыну. Этого и ждали Святославичи. Из степи вышло войско Олега и осадило Чернигов. Владимиру пришлось держать оборону с оставшейся частью дружины. Черниговская знать была согласна передать город Олегу, поэтому горожане на стены не вышли. Великий князь не вмешался, хотя Владимир откликнулся, когда надо было воевать с половцами. Видимо, считал полезным, что Владимира ослабят, или даже убьют. В 1094 году Владимир был вынужден уступить Чернигов, уехал из города с малой дружиной и семьей. Мономах удалился в Переяславль.

В стольном граде ситуация была тяжелой. Святополк отличался стяжательством, таким же было и его окружение. Люди Святополка обирали простой народ. Еврейский квартал Киева расцвел ещё больше, чем при Изяславе. Надо отметить, что Святополк имел связи с богатыми евреями ещё в Новгороде. К тому же ещё до женитьбы на половчанке под него подложили еврейскую красавицу-наложницу (древний способ держать правителей под контролем). Иудеи находились под особым покровительством великого князя.

Многие русские торговцы и ремесленники разорились. Да и сам князь не стеснялся в методах наживы. Отнял монополию на соляную торговлю у Печерского монастыря, стал торговать солью через друзей-откупщиков.
Сын великого князя от наложницы Мстислав умертвил двух монахов Федора (Феодора) и Василия. Келья Федора была в Варяжской пещере, где по легенде варяги спрятали сокровища. Пошли слухи, что монах Федор нашел клад и снова спрятал. Узнав об этом, князь Мстислав Святополкович потребовал эти сокровища, и в ходе «разговора» убил монахов. В такой ситуации митрополит Ефрем вообще уехал в Переяславль доживать свой век. К Мономаху перебрались и многие знатные люди, воины и горожане, недовольные властью Святополка.
Ухудшилась обороноспособность южнорусских земель. При правлении Всеволода Киевское, Черниговское и Переяславское княжества представляли собой единую систему обороны. Теперь каждая земля была сама по себе. Тому же Олег был в союзе с половцами и те разоряли соседние земли. Киев не спасало и родство великого князя с Тугорканом, тот сам на владения родственника не ходил, но другим вождям не мешал. Половцы наладили хорошие контакты с еврейскими работорговцами из Крыма (осколок Хазарии) и тысячи пленников рекой уходили в южные страны. Византийские законы запрещали торговать христианами, но местные власти были повязаны с купцами и закрывали на нарушение глаза.

Очень часто половецкие вожди, после набега, приходили к князьям и предлагали «мир». Так в 1095 году два половецких хана, Итлар и Китан, явились в Переяславль продать Владимиру Мономаху мир. Они разбили лагерь у города, в заложники к ним поехал сын Мономаха Святослав, а Итлар въехал в крепость, где требовал подарков. Дружинники возмутились такой наглостью и потребовали наказать половцев. Их мнение выразил ближайший сподвижник великого князя Всеволода и самого Мономаха - переяславский посадник Ратибор. Владимир сомневался, все же половцы были гостями, с ними обменялись клятвами о безопасности и заложниками. Но дружинники настояли на своем. Ночью княжеского сына выкрали из половецкого лагеря. Утром половецкий лагерь был разгромлен, а отряд Итлара вырезали в самом городе. Смог спастись только сын Итлара, с частью отряда.

Мономах отправил гонцов к великому князю, чтобы собрать войско и ударить по половцам, пока они не опомнились. Святополк на этот раз согласился с правотой Владимира, Киевская земля сильно пострадала от набегов половцев. Олег и Давыд Святославичи пообещали свои дружины, но воинов не привели. Для успеха операции хватило дружин Киева и Переяславля. Многие половецкие кочевья были разгромлены. Этот поход высоко поставил престиж Мономаха. Он предложил созвать в Киеве съезд князей и вместе с духовенством и боярами решить все споры, выработать меры для защиты Руси. Великий князь был вынужден согласиться с Владимиром.

Однако до единства, даже формального, было далеко. Новгородцы выпроводили Давыда, снова пригласили Мстислава. Давыд не успокоился, пытался отбить Новгород. Сын хана Итлара совершил набег, устроив резню там, где прошел. После этого укрылся в Чернигове. Святополк и Владимир потребовали выдачи половца или его казни. Олег хана не выдал, да и на съезд не поехал. Держался вызывающе, говорил, что он самостоятельный правитель, который в советах не нуждается. В ответ великий князь отобрал Смоленск у Давыда Святославича, а на Чернигов выступили киевская, волынская и переяславская рати. А сын Мономаха – Изяслав, он княжил в Курске, захватил Муром, который принадлежал Олегу. Черниговский князь увидев, что в Чернигове к нему охладели, бежал в Стародуб. Город продержался месяц, отразил несколько приступов, но был вынужден сдаться. Олега лишили Чернигова. Он обещал приехать на съезд князей, включиться в общерусские дела.

В это время началось половецкое вторжение. В то время Тугоркан и Боняк ходили на Византию, но их нападение отразили, и они решили возместить убытки на Руси. Русские земли они поделили дипломатично. Тугоркан был родственником Святополка, поэтому на Киев пошел Боняк. А Тугоркан двинулся на Переяславскую землю. Едва Святополк и Владимир помирились с Олегом, как пришла весть об осаде Переяславля. Помчались спасать город. Войско Тугоркана не ожидало появления русских дружин, считали, что князья ещё воюют с Олегом. 19 июля 1096 года на реке Трубеж половецкое войско было уничтожено. Погиб сам Тугоркан с сыном.

Не успели отпраздновать победу, как пришло сообщение о разорении Киевской земли ордами Боняка. Половцы сожгли на Берестовом княжеский двор, разгромили Печёрский и Выдубицкий монастыри. Штурмовать стольный город хан не рискнул, но окрестности Киева были опустошены. Великий князь и Владимир повели дружины на перехват, но опоздали. Боняк ушел с огромной добычей.

Победа Святополка и Владимира над Олегом не остановила пожар смуты. Олег Святославович не стал выполнять клятву, в Киев не прибыл. Он попытался занять Смоленск, но горожане его не приняли. Но в это время вернулся воспитанный в Германии младший брат Олега, Ярослав, сын Оды (Оды Штаденской). Когда его мать уезжала в Германию, она велела зарыть часть казны великого князя Святослава Ярославича. Ярослав нашел спрятанное матерью сокровище и присоединился к брату. Князь Олег смог нанять добровольцев в Смоленской земле, затем усилил дружину в землях вятичей и двинулся к Мурому. А там сидел юный сын Мономаха Изяслав.

Олег двинулся на Муром и потребовал от Изяслава Владимировича уйти из его вотчины в Ростово-Суздальскую землю (вотчину Мономаха). Изяслав собрал войско для обороны Мурома из ростовцев, суздальцев и белозерцев, отказался уходить. Войско было большое, поэтому Изяслав не стал отсиживаться за стенами и бросился в атаку. 6 сентября 1096 года произошла битва под Муромом. Олег был более умелым воином, бросил на Изяслава и его дружину своих лучших воинов. Когда Изяслав погиб, войско распалось. Муром не сопротивлялся. Олег Святославич не ограничился возвращением Мурома, двинул войска на удел Владимира Мономаха. Суздаль взяли приступом, Ростов сдался без боя. Часть бояр Владимира Мономаха бежала в Новгород, остальные попали в плен. В захваченных городах Олег посадил своих наместников, начал собирать дань с населения.

Владимир, да и его сын Мстислав (он сидел в Новгороде), были удивительными людьми, мыслившими на государственном уровне. Они не стали мстить Олегу, хотя гибель Изяслава стала тяжелым ударом для всей семьи. Владимир признал, что Изяслав не имел прав на Муром, а в «ратях гибнут цари и герои». Выразил готовность примириться, если Олег вернёт Ростов и Суздаль, отпустит пленных. Однако Олег занесся, решил, что раз просят мира, значит противник слабый. Ответил грубо и заносчиво.

Кара пришла быстро. Мстислав Владимирович собрал новгородцев, ему на помощь был направлен с частью отцовской дружины и союзными половцами Вячеслав Владимирович. Внезапным ударом Мстислав опрокинул передовой отряд Ярослава, тот откатился к Олегу. Оборонять Ростов не стали, из-за того что его жители были настроены недоброжелательно. Олег отступил к Суздалю, узнав, что к новгородцам присоединились белозерцы и ростовцы, сжег город и ушел в свой удел. Мстислав не стал преследовать врага, предложил мир, на условии освобождения пленников. Олег согласился. Но это была военная хитрость. Он подтянул подкрепления из Рязани, Черниговской земли, ждал, когда Мстислав распустит войско. Однако неожиданно напасть не удалось. Мстислав был опытным воином и не дал себя провести. К тому же получил подкрепления, прибыл Вячеслав. В сражении на реке Клязьме Святославичи потерпели поражение.

На этот раз Мстислав пошел в земли противника. Ярослав, оставленный в Муроме, не посмел обороняться. Сдался и освободил пленных. Владимировичи заняли и Рязань. Только после этого Олег согласился прибыть на княжеский съезд.

Любечский съезд. 

 В 1097 году в городе Любече (на реке Днепр) состоялся съезд русских князей. Душой совета был не великий князь, а Мономах. Он настаивал на прекращение распрей, которые губят Русь.
Чтобы избежать будущих конфликтов, съезд провозгласил принцип наследования князьями земель своих отцов («каждый да держит отчину свою»). Великий князь Святополк Изяславич, как старший в роду, получил Киев и Турово-Пинскую землю. Семье Владимира Мономаха принадлежали – Переяславль, пограничная линия до Курска, Смоленск, Ростово-Суздальская земля и Белоозеро. Олегу, Ярославу и Давыду Святославичам – Черниговская и Северская земли, Рязань, Муром и Тмутаракань. Давиду Игоревичу — Владимир-Волынский с Луцком. Васильку и Володарю Ростиславичам (третий брат – Рюрик уже умер) - Теребовль, Червень и Перемышль. Переходы по лествичному праву из одного удела в другой были отменены. Таким образом, трещины, которые рассекали страну, были узаконены.

Киев признали общим достоянием, престол великого князя по-прежнему должен был переходить по старшинству, а младшие князья подчиняться великому князю. Все князья принесли клятву: «Да будет земля Русская общим для нас отечеством, а кто восстанет на брата, на того все восстанем».

Решение князей о братском союзе осталось благим пожеланием. Сразу после Любечского съезда началась междоусобица. По версии летописи, волынский князь Давыд Игоревич завидовал богатству теребовльского князя Василька Ростиславича. Он вступил в сговор с великим князем, который был обижен на Мономаха, считал, что его обделили на Любечском съезде. Киев он не мог передать по наследству, а Турово-Пинское княжество не было в числе самых богатых и важных на Руси. Давыд предлагал устранить Василька, его владения переходили ему, а он становился союзником киевского князя против Владимира Мономаха. Василька позвали в гости к Святополку, а там подручные Давыда ослепили князя, затем отвезли на Волынь и посадили в тюрьму. Такая подлая и хладнокровная расправа потрясла всю Русь. Такого на Русской земле ещё не было.

Владимир Мономах, Давыд и Олег Святославичи привели дружины к Киеву, у великого князя потребовали дать ответ. Тот испугался, стал сваливать вину на Давыда Игоревича. Святополк был готов бежать из города, но его не пустило окружение. Духовенство разделилось. Печерский монастырь обличал преступление. А новый митрополит, грек Николай смотрел на ситуацию иначе. В Византии такие дела были делом обыкновенным, мол, государь имеет право наказывать подданных. Он обрушился на Мономаха и Святославичей с критикой, обвиняя их в устройстве новой усобицы. Князья уступили и согласились оставить Святополка в покое, если он накажет Давыда Игоревича.

Это привело к сваре на Волыни. Перемышльский князь Володарь Ростиславич уже выступил в поход против Давыда и добился выдачи брата, а затем выдачи на казнь и советников волынского князя, которые были виновны в преступлении. Ростиславичи стали мстить, громить земли Давыда Игоревича. Волынский князь сбежал в Польшу, стал искать там помощи. Вскоре вернулся во Владимир-Волынский, но, когда, подошло войско великого князя Святополка Изяславич, отдал горд. Киевский князь Святополк решил прибрать Волынь и посадил там своего сына Мстислава. Нацелился Святополк и на богатое Прикарпатье, хотел захватить земли Василька и Володаря. Ростиславичи не испугались и вывели свои полки. В битве на Рожном поле рать Святополка потерпела поражение.

Великий князь Святополк не успокоился, послал сына Ярослава за помощью к венгерскому королю Коломану I. Венгры откликнулись, решив закрепиться на Карпатской Руси. Венгерский король привел большую армию, с епископами, чтобы крестить в римскую веру население. Володарь и Василько заняли оборону в Перемышле. В это время вернулся Давыд Игоревич. Он заключил союз с половецким ханом Боняком. Все три князя оказались перед лицом сильного врага и решили забыть обиды, выступить заодно. В 1099 году в битве на реке Вагре (Вягре) половцы Боняка и дружина Игоря заманили более многочисленное венгерское войско в засаду и почти полностью уничтожили. Огромное количество венгров погибло при преследовании, утонуло и в Вягре и в Сане. Ростиславичи отстояли свои прикарпатские владения. Давыд Игоревич отбил Владимир и Луцк. Во время боя за Владимир-Волынский погиб сын великого князя Мстислав. 


Съезд в Уветичах (Витичевский съезд). 

В августе 1100 года по инициативе Владимира Мономаха в городе Уветичи на правом берегу Днепра в окрестностях Киева произошёл ещё один княжеский сбор. На первой встрече - 10 (17) августа, Святополк, Владимир Мономах, Давыд и Олег Святославичи «сотворили мир меж собою». Все понимали, что главным виновником конфликта был великий князь, но решили оставить крайним только Давыда Игоревича. Его лишили Владимира-Волынского, туда посадили сына Святополка — Ярослава.

Давыду выделили города Бужский Острог, Дубен, Чарторыйск и Дорогобуж, а также виру в 400 гривен от остальных братьев (200 от Мономаха и 200 от Святославичей). Хотели лишить стола и Василька, видимо, вследствие его недееспособности. Володарю предлагалось взять брата к себе или отправить в Киев, где о нём обещали позаботиться. Однако Ростиславичи отказались выполнять это требование, и Василько оставался владыкой Теребовля до смерти. Великий князь хотел настоять на выполнении решения съезда, но Мономах отказался начинать новую войну. Глядя на него, не стали вмешиваться и Святославичи.

Русские князья заключают мир в Уветичах. Картина С. В. Иванова.

Престиж Святополка был на Руси крайне низким. После провала домогательств на Прикарпатье, он хотел посадить сына Ярослава в Новгород, а разоренную войной Волынь отдать Мстиславу Владимировичу. Но новгородские послы заявили великому князю: «Не хотим ни тебя, ни твоего сына». Святополк пытался настаивать, новгородцы уперлись: «Если у твоего сына две головы, пусть приезжает». Киевскому владыке пришлось уступить. Он не имел мощи и авторитета прежних великих князей.

Святополк, теряя власть на Руси, пытался найти опору за границей. Дочь Сбыславу отдал за польского короля, Предславу – за хорватского короля. В отношения с Византией признал потерю Тмутараканского княжества, согласился считаться вассалом императора. По одной из версий, после смерти жены-половчанки, женился на гречанке – Варваре Комнине. Продолжали усиливаться и связи Святополка с еврейством. Этот период составлялся свод «Повести временных лет», в угоду великому князю и его греческим и еврейским «друзьям» летопись сильно переработали. В частности, были удалены почти все сведения о войне Святослава с Хазарией. Еврейские ростовщики получили на Руси полную свободу. Их ставили сборщиками налогов, давали на откуп сбор дани.

Война с половцами


Мономах предложил провести крупный поход против распоясавшихся половцев. Святополк решил, что ещё более усилит авторитет Мономаха, и отклонил идею. Было решено собрать общий съезд князей и половецких ханов, договориться о мире. В апреле 1101 года у Сакова русские князья заключили мир с половцами. Но уже через год войска Боняка опустошили окрестности Переяславля, селения на Суле, переправились на правый берег Днепра, прошли по Киевскому княжеству. Святополк и Владимир Мономах подняли дружины, но было поздно. Половцы с богатой добычей ушли.


Долобский съезд. 

 В начале 1103 года у Долобского озера вблизи Киева был проведён новый княжеский совет. Великий князь согласился с Мономахом и уступил ему инициативу в подготовке похода. Владимир наметил поход на раннюю весну. Особенностью этого съезда было участие в нём представителей княжеских дружин. Киевские бояре пытались возражать, время было неудобным. Нужно было проводить сбор лошадей из хозяйств в самый разгар работ, что вело к убыткам. Но Мономаху удалось убедить их. Было собрано большое войско: киевляне, черниговцы, переяславцы, смоляне, волыняне, новгородцы. Привел из Ростова рать тысяцкий Георгий Симонович. Даже из Полоцкой земли привел дружину Давыд, один из сыновей умершего Всеслава. Только Олег, он теперь правил в Новгород-Северском, не привел воинов.
«Долобский съезд князей — свидание князя Владимира Мономаха с князем Святополком». Картина А. Д. Кившенко.


Битва на реке Сутени. 

Общий сбор войск произошёл в Переяславле, откуда в ладьях и на конях пошли до острова Хортица на Днепре. Затем выгрузили пехоту, и армия 4 дня шла на восток. Половцы знали о походе и решили дать бой. Большинство ханов считало, что одним ударом уничтожив русскую армию, они смогут взять на Руси невиданную добычу. Старейший из ханов, Урусоба, предложил начать мирные переговоры, но его мнение отвергли.

Княжеские дружины уничтожили сторожевые части половцев под началом хана Алтунопы. 4 апреля 1103 года на р. Сутень русская армия обнаружила несметную половецкую рать, «как лес, и конца им не было видно». Русские князья не зря взяли пехоту, она приняла на себя удар половецкой конницы, остановила его, затем с флангов ударили княжеские дружины. Половцы не выдержали и побежали. Началось одностороннее побоище. Об огромности потерь половцев говорит тот факт, что в битве полегло 20 ханов. Один половецкий князь Белдюз сдался в плен, обещая огромный выкуп. Но Владимир, припомнив Бельдюзу, сколько раз он нарушал клятвы, приказал его казнить. После уничтожения половецкой армии, княжеские дружин прошли по станам врага.

После этого страшного поражения половцы на три года притихли. Но это было затишье перед новыми сражениями. Силы могущественного Боняка, владения которого располагались у Днестра и Буга, и Шарукана на Дону, не были подорваны. В 1105, 1106 и начале 1107 гг. отряды Боняка провели незначительные набеги. Это была разведка боем. Боняк готовил вторжение, к нему присоединился и Шарукан.
Битва на реке Суле (12 августа 1107 года).  

Летом у Переяславля снова собрали армию, на этот раз здесь были только конные дружины Святополка, Владимира, его сыновей. Пришел и Олег Святославович. В начале августа объединенное войско Боняка и Шарукана осадило Лубны. Часть половецкой армии рассеялось по округе, набирая полон.

Удар армии Мономаха был внезапен. Половецкое войско не успело изготовиться к битве. Отряды, штурмовавшие крепость, даже не успели вернуться к своим лошадям. Был убит брат Боняка Таз с несколькими другими князьями, Сугра с братом попали в плен. Боняка и Шарукана спасли ценой своей гибели их личные дружины. Они прикрыли брод и дрались до последнего, выиграв время для своих владык. Это было второе страшное поражение половцев от русских войск под началом Мономаха.
Это сражение заставило половецких князей всерьез задуматься о мире. Ханы Аепа Осеневич и Аепа Гиргеневич прислали посольства. Предлагали вечный мир и союз, а также предложили породниться, выдать своих дочерей за княжеских сыновей. Владимир Мономах не был против союза и свадьбы. На Руси ценили «красных девок половецких». Бытует представление, что южнорусские степи в этот период населяли «узкоглазые, черноволосые монголы», но это миф. Половцы, как и печенеги, были типичными представителями белой расы (европеоидами), наследниками Скифии-Сарматии, как и русы Чернигова или Киева. Половчанки были великолепными наездницами-амазонками, участвовали в боях, становились верными и любящими женами. Сын Олега Святославича Святослав и сын Владимира Мономаха Юрий женились на половецких княжнах.



Владимир Мономах и киевское восстание 1113 года

Владимир Мономах продолжил борьбу с недружественными половецкими ханами. Зимой 1109 года против половцев была послана рать под началом воеводы Дмитра Иворовича. Русские войска прошли вдоль Северского Донца, разоряя станы-вежи враждебных ханов. В 1110 году намечался общерусский поход, планировали дойти до Дона. Но сильные морозы вынудили отметить поход.

В 1111 году был организован новый большой поход русских князей против половцев. В марте 1111 г. русская армия под началом великого князя киевского Святополка Изяславича, черниговского князя Давыда Святославича и переяславского князя Владимира Мономаха вышла к половецкому городу Шарукань. Горожане сдали Шарукань без боя, встретили русских мёдом, вином и рыбой. Следующий город, Сугров, попытался оказать сопротивление, и был разрушен.

Половцы отступали, но получив подкрепления от родов с Волги и Северного Кавказа, решили дать бой. 24 марта произошло первое ожесточённое сражение у Донца. Мономах построил полки, призвал: «Здесь смерть нам, станем же крепко». Русские полки стояли крепко, отражая одну атаку за другой, затем сами стали теснить противника. К вечеру половцы потерпели поражение и отступили. Но это была ещё не полная победа. 27 марта на реке Сальнице началось второе, основное сражение. Половцы имели численное преимущество, «как бор великий и тьмами тьмы». Половецкие войска даже окружили русские полки.

Рубились с крайним ожесточением, никто не хотел уступать.
Однако шаг за шагом русские рати теснили врага. В результате половецкие войска не выдержали скоординированного прямого удара, смешались. Русские захватили много пленных и большую добычу. После этого страшного поражения половцы лишь единожды подступали к границам Руси, в год смерти великого князя Святополка, но узнав, что престол занял Мономах, замирились с ним.


Восстание 1113 года

В апреле 1113 года заболел и умер Святополк Изяславич. Киев раскололся на две партии. Одни ратовали за Владимира Всеволодовича, лучше кандидатуры было сыскать невозможно. Его имя было у всех на устах, он был крупнейшей фигурой на Руси. Однако Мономах по-прежнему не хотел нарушать правил наследования киевского стола. По системе лествицы за Святополком должны были править потомки Святослава – Давыд Черниговский, Олег Северский и Ярослав Муромский. За Святославичей выступали многие киевские бояре, связанные с «хазарской корпорацией». Интересы еврейской общины были тесно связаны с югом, Тмутараканью, и их защищали Святославичи. Для них Олег или Давыд были идеальными кандидатами.

Народ возмутился, многие помнили Олега как зачинателя смут: «Святославичей не хотим!». На этот случай у окружения умершего Святополка и еврейства был другой приемлемый для них вариант – им было выгодно протащить на престол сына великого князя – Ярослава Волынского. При нём они сохраняли прежнее положение, посты, доходы. Он был даже выгоднее Святославичей, при них были неизбежны перетасовки во властных кругах. Да и Ярослав был сыном великого князя от еврейки-наложницы.

Но люди были против и таких поползновений. В итоге накопившаяся ненависть к окружению Святополка и евреям прорвалась. Киевляне разнесли усадьбу тысяцкого Путяты Вышатича, дворы сотских и ринулись в иудейский квартал. Ростовщики спаслись в каменной синагоге, но их дома были разгромлены, все невольники освобождены. Теперь уже киевское боярство и духовенство, семья покойного Святополка в панике воззвали к Мономаху. Они боялись за свои жизни, а также хотели сохранить от разграбления свои дворы и монастыри.

Простой народ также звал Владимира. Поколебавшись, в начале мая Мономах принял приглашение. Как только он и его дружина появилась в Киеве, порядок был восстановлен, бунт прекратился. Население города радостно встречало князя. Все знали о справедливости князя. Святославичи были вынуждены признать главенство Владимира Всеволодовича, противиться желанию народа они не могли. 


Великое княжение Владимира

Причины восстания не были секретом для Владимира – корень зла был в разгуле ростовщиков. Киевская администрация была сменена. Долги киевских купцов и ремесленников иудеям были прощены, проданные в рабство за долги освобождены. Но нужно было ликвидировать проблему раз и навсегда, а не только единовременно снять последствия. Великий государь созвал князей и тысяцких из различных земель и городов. Разговор был тяжелым, но киевскому князю удалось убедить политическую верхушку Руси, что ростовщики, закабаляя и разоряя людей, подрывают силы самих князей, всей Русской земли. Было принято важное постановление – всех иудеев обязали покинуть пределы Руси. Они имели право взять с собой своё имущество, но возвращаться не имели права. В противном случае они объявлялись изгоями, лишались покровительства закона. Понятно, что часть еврейства предпочла «замаскироваться», формально принять крещение.

Возник «Устав Владимира Мономаха» («Устав о резах»), который вошёл в состав пространной редакции «Русской Правды». Он ограничил произвол ростовщиков. «Рост» был ограничен 20% годовых. Если заимодавец трижды взял с должника «третные росты», с лихвой вернул свои деньги выплатами процентов, долг считался погашенным. Устав определял условия закабаления и, не покушаясь на основы феодального строя, облегчал положение должников и закупов. Это несколько уменьшило социальную напряженность в обществе.

На посту великого князя Владимир лично старался контролировать все дела. Сам правил суд, любой человек, который считал себя обиженным, мог к нему обратиться. В быту Мономах был скромен, предпочитал простую одежду и был умерен в еде и питье, при этом гостей угощали хорошо. Это был идеальный правитель – разумный, храбрый и грозный для врагов, справедливый вождь для народа. Княжение Владимира Всеволодовича было периодом последнего усиления Русского государства перед развалом.

Великий князь жестко контролировал государство, не давая прорасти семенам новой смуты. Он забрал своего старшего сына Мстислава из Новгорода, он, как и сам Владимир, был правой рукой отца. Мстислав Владимирович, прозванный Великим, также как и отец был умелым и грозным полководцем. Новгородцы стали своевольничать, сократили выплаты дани в стольный град, начали переговоры с Ярославом Святополковичем. Были готовы принять и Святославичей, если те дадут Новгороду соответствующие льготы. Владимир Мономах в 1118 году вызвал новгородских бояр в Киев и привёл их к присяге, новгородцы обещали полностью выплачивать дань и не искать князей вне Мономахова дома.

Для окончательного усмирения степи великий князь высылал сыновей, к которым присоединялись дружины других князей. Они совершили два похода на Донец и Дон, взяли города Былин, Чешлюев и Сугров, дошли до Северного Кавказа. Здесь был возобновлен союз с ясами, заключенный победителем хазар Святославом.

Дочь ясского князя стала женой Ярополка Владимировича. Половцы откочевали от русских границ, часть их поступила на службу к грузинскому царю, другие ушли в Венгрию. Остальные стремились наладить отношения с великим князем. К Мономаху обратились потомки Тугоркана, договорились о союзе. На внучке Тугоркана женился младший сын Мономаха Андрей Владимирович. Дружественные Руси племена половцев получили разрешение селиться вблизи русских рубежей, торговать в русских городах, они могли рассчитывать на помощь в случае опасности. Кроме половцев, в союзные отношения с Русью входили и другие степняки – чёрные клобуки, берендеи. Они выполняли роль пограничной стражи.

Владимир Мономах вспомнил об утраченных Русью позициях на Дунае и попытался продолжить дело Святослава. Византийский император Алексей Комнин при Святополке Изяславиче привык считать Русь своим вассалом, через киевскую митрополию пытался регулировать политику Киева. Владимир Мономах решительно поставил греков на место. Великий князь показал умение вести политические игры. Около 1114 года на Русской земле объявился византийский самозванец Лжедиоген II, который выдавал себя за давно убитого сына императора Романа IV – Льва Диогена. Великий князь из политических соображений «признал» претендента на византийский престол и даже выдал за него свою дочь Марию.

Владимир Мономах помог Льву набрать отряды русских охотников-добровольцев, дал дружественных половцев. В 1116 году под предлогом возвращения престола «законному царевичу» началась последняя война Руси и Византии. Русско-половецкие войска захватили на Дунае Доростол и ряд других городов. Война развивалась успешно для Мономаха. Однако греки смогли подослать ко Льву двух убийц-арабов, царевич был убит. После этого императорские войска смогли выдавить русско-половецкие отряды с Дуная и отбить Доростол.

Такой поворот дел разозлил Владимира. Он решил тряхнуть Византийскую империю как следует. Он планировал продолжить войну – теперь уже в «интересах» сына Лжедиогена II – Василия. В 1119 году Владимир Мономах организовал большой поход, с участием значительных сил с Руси. К этому моменту император Алексей I Комнин скончался и его сын Иоанн II Комнин круто изменил политику Византии. Он был готов любой ценой замириться с Русью. Император Алексей I упредил русский поход и прислал в Киев великое посольство. Византийская империя пошла на небывалые уступки – греки преподносили Владимиру II титул царя, вручали ему скипетр, державу, царские одежды, а также, по легенде, царский венец, т. н. «шапку Мономаха». Византийский басилевс признал русского царя равным себе. Вдобавок внучку Мономаха Евпраксию Мстиславну просили в жены к наследнику престола Алексею.

Великий князь согласился за мир.
Правда, в территориальном отношении Русь проиграла. Владимир был вынужден отступиться от притязаний на дунайские земли. Тмутаракань также осталась за греками. По принципу «каждый да владеет отчиной своей» претензии на неё должны были предъявлять Святославичи, а не великий князь, это была их отчина. Однако новгород-северские князья не стали бороться за землю, которую ранее отдал Олег.

Владимир Мономах через своих сыновей полностью контролировал 3/4 территории Руси. Турово-Пинская земля была получена Мономахом по смерти Святополка как киевская волость. В Полоцкой земле началась смута. После смерти Всеслава Брячиславича Полоцкая земля распалась на несколько уделов. Старший брат, Давыд Полоцкий, стал сближаться с Киевом, признал верховную власть Мономаха. Но второй, Глеб Минский, стал буянить. Напал на Давыда, в 1116 году он начал войну с Мономахом, совершил грабительские рейды на Смоленщину, Турово-Пинскую землю, и сжег Слуцк. Владимир пресек это безобразие. Мономах со своими сыновьями, а также с Давыдом Святославичем, сыновьями Олега Святославича, смолянами и новгородцами двинулся на Минск. Армия Мономаха захватила Оршу и Друцк, осадила Минск. Минский князь попросил мира, и великий князь, не желая проливать русскую кровь, согласился на мир и оставил Минск Глебу. Правда, уже в 1119 году Глеб начал новую войну, совершил нападения на Новгородчину и Смоленщину. Мстислав Владимирович захватил разбойника. Глеб снова клялся жить в мире. Но его уже не слушали. Его владения отдали более разумным родственникам, а князя привели в Киев, где он и умер.

Ещё один очаг смуты был подавлен на Волыни. Ярослав Святополчич первоначально старался жить в мире с могущественным киевским князем, даже женился на дочери князя Мстислава Владимировича. Однако постепенно его двор стал «змеиным клубком», где нашли место подручные его отца, лишенные теплых мест и дохода в Киеве, а также изгнанные евреи-»финансисты». На Руси они поддержки не имели, поэтому стали искать внешнюю силу. Желание помочь изъявил венгерский владыка Иштван II, который хотел захватить богатое Прикарпатье. Венгры согласились возвести Ярослава на киевский престол, в обмен на Прикарпатье. Иудейские купцы выделяли деньги на операцию.

Однако шила в мешке не утаишь. Мономах встревожился, вызвал Ярослава для объяснений. Вместо этого волынский князь и венгерский король объявили войну Киеву. Ярослав даже отослал свою жену. Мономах поднял войска и в 1118 году двинул их на Владимир-Волынский. Ярослава из Владимира-Волынского выгнали, волынским князем стал Роман Владимирович, а после его смерти в 1119 году, Андрей Владимирович. Ярослав просил помощи ещё и у Польши. В 1123 году на Русь вступила огромная армия – венгры, поляки, чехи. Враги обложили Владимир-Волынский. Во время осады русские воины подстерегли Ярослава, который ездил на рекогносцировки, показывал врагам слабые места города, и убили его. В итоге операция провалилась. Запад издревле любил иметь «законный» повод для войны. Венгры и поляки пришли защищать «права» Ярослава, а он погиб. Польский король хотел было пойти на штурм города. Но его отговорили. Приближался с войсками Мстислав Владимирович. Неприятельское войско ушло.

Напоминал Мономах о мощи Руси северо-западным, восточным соседям. Сыновья Владимира с новгородцами и псковичами несколько раз ходили в Прибалтику и Финляндию, «напоминали» местным племенам о необходимости выплаты дани. Юрий Владимирович, правивший Ростово-Суздальской землей, 1120 году повел большой поход против Волжской Булгарии (Болгарии). Булгары совершали набеги на русские земли, захватывая людей для продажи в рабство в южные страны. К тому же в 1117 году булгары обманом погубили тестя Юрия, половецкого князя Аепу. Хан и его воины были отравлены. Русская флотилия разгромила Булгар, захватила большую добычу. Болгария была вынуждена замириться.

Скончался Владимир Всеволодович в мае 1125 года. После себя он оставил могучую и единую Русь, которую боялись и уважали соседи, и идею сильной, самодержавной власти.

Автор: Самсонов Александр